Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Сюжеты и образы древнерусской живописи". Из книги Н.А.Барской

Образы преподобного Сергия Радонежского, продолжение

  
Андрей Первозванный
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100

Вскоре, когда Варфоломей был еще отроком, его семья переселяется в Радонеж. Разорение Ростова усиливалось, и вместе «со многими другими» переселился на земли Московского княжества боярин Кирилл. Здесь, в Радонеже, очень скоро Варфоломей сказал родителям о своем намерении стать монахом-отшельником. Он оставался с ними до тех пор, пока сами они, состарившись, не постриглись в близлежащих монастырях, а затем с овдовевшим братом Стефаном отправился в пустынь. Но русская пустынь - это не пустыня восточных монастырей, а непроходимый, в те времена полный диких зверей лес. И вот в лесу, в древнем бору на горе Маковец, поставили братья маленькую церковь во имя Троицы - напомнил Стефан брату семейное предание о нем. Но остаться на Маковце Стефан не решился, устрашила его одинокая жизнь в дремучем лесу. Он ушел в Москву и принял постриг в московском Богоявленском монастыре.
В пустыни остался лишь Варфоломей, также принявший постриг от приходившего к нему старца Митрофана. Тогда он и получил имя Сергий. Несколько лет он пребывал там один. Погруженный в молчание, в полном одиночестве жил он в лесу, усердно молясь, трудясь, постясь и скудно питаясь (вблизи не было никаких поселений). Звери окружали и тревожили его, и одного из них, медведя, Сергий приручил, делясь с ним скудным хлебом. Но страшнее диких зверей были для молодого отшельника соблазны оставленного мира, бесовские наваждения.
Древнее житие описывает, очевидно, основываясь на рассказах самого Сергия, страшные и мучительные видения, которым он подвергался. Однажды, когда Сергий собирался петь в церкви заутреню, расступились стены и вошел «дьявол со множеством своим, вошел не дверьми, но как вор и разбойник». Бесы стремились разорить церковь, сравнять ее с землей. Они гнали святого с этого места, скрежеща зубами, грозя убить его. В другой раз бесы явились ему ночью в хижине, когда святой бодрствовал, «явились не во сне, а наяву», явились с шумом, с грохотом, «как некое стадо бесчинствующее», и вновь понуждали преподобного уйти с этого места, пугая дикими зверями и разбойниками, грозя смертью. Но молитвой каждый раз Сергий прогонял бесовские наваждения. И вскоре они были окончательно побеждены им, оставили его навсегда. В молитве, посте и труде, обретая светлую, высокую радость, стал пребывать преподобный Сергий Радонежский.
По прошествии нескольких лет, как гласит житие, Бог вложил в сердце нескольким благочестивым монахам прийти к Сергию, чтобы и они могли просветиться от него. Преподобный сначала не хотел принимать их, так как боялся, что не смогут они терпеть трудностей жизни в пустыни: голод, жажду, всякие лишения. И только после их настоятельных просьб и уверений, что вытерпят они все, разрешил им остаться. Новые монахи, оставшись с отшельником, стали «жить там, - как говорится в житии, - для Бога, глядя на преподобного Сергия, ему по мере сил подражая», они все вместе валили лес, строили вокруг избы-кельи, обносили их частоколом. Так возник на Маковце монастырь. Сурова была жизнь в этом монастыре, к которому не было ни дорог, ни троп через непроходимые дебри, где над кельями шумел девственный лес, и прямо между ними, среди неубранных пней и колод, разрабатывалась земля под огород, чтобы вырастить какую-нибудь зелень. И все тяготы этой жизни не просто делил с остальными Сергий, но, по словам жития, «служил братии» как некий купленный раб: и дрова для всех колол, и толок зерно, и жерновами молол, и хлеб пек, и еду варил, и остальную пищу, нужную братии готовил; обувь и одежду кроил и шил; и из источника, бывшего там, воду в двух ведрах черпал и на своих плечах в гору носил и каждому у келий ставил. Новому монастырю нужен был игумен и вся братия единодушно хотела, чтобы им был Сергий. Он долго сопротивлялся этому решению, так как считал, что игуменство - шаг к тщеславию. Но это дело взялся рассудить епископ Афанасий, которого оставил вместо себя уехавший в Константинополь по церковным делам митрополит Алексей. И по его настоянию (так как послушание есть одна из добродетелей монаха) Сергий принял сан и стал игумном Троицкого монастыря. (Монастырь прославлен и существует сейчас. Это - Троице-Сергиева лавра под Москвой.) Став игумном, Сергий неуклонно руководил монастырской братией, побуждая ее к подвигу великому «в борьбе с врагом невидимым». Но, как говорится в житии, он «немногие при этом речи говорил, но гораздо больше подавал братии пример своими делами». Неустанен был преподобный в молитве, тверд в посте. Обретя сан, ежедневно служил он литургию, творил утреннюю и вечернюю службу. Глава братии, он сохранил все свое кроткое смирение, по-прежнему исполнял много самой трудной черной работы.
И под началом игумна Сергия сохранялась в монастыре полная молитвы, труда, исполненная суровой простоты жизнь. Сюда продолжала стекаться братия. Никого из тех, кто приходил к нему, желая стать монахом, Сергий не прогонял - «ни старого, ни юного, ни богатого, ни бедного», хотя сразу не постригал их. Ласково приняв пришедших, он оставлял их пожить с год в монастыре, привыкнуть к монастырской жизни, к ее обиходу. Лишь после этого, уверившись, что усвоили они монастырские правила, решили добровольно подчиниться им, преподобный Сергий, совершал над ними обряд пострижения.   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet