Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Сюжеты и образы древнерусской живописи". Из книги Н.А.Барской

Образы Богородицы, продолжение

  
Андрей Первозванный
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100

Прижимая к себе правой рукой младенца Сына, мягко склонившись к нем головой, левую руку простирает к нем Мария в жесте моления: пронзенная своей материнской скорбью за него, она к нему же несет свою печаль, свое извечное заступничество за людей. И способным разрешить материнскую печаль, ответить на ее молитву изображен здесь младенец Сын: в его лике, в его обращенном к матери взгляде таинственно слились детская мягкость и глубокая, неизреченная мудрость. Золотым ассистом - знаком божественной силы - пронизана его детская рубашечка, а через плечо по ней проходит клав - особая полоса, традиционный византийский символ царской власти, ставший и символом власти «Небесного Царя». Полный младенческой любви и нежности к Матери, Сын одновременно преисполнен силы и мудрости вочеловечившегося от нее Владыки мира, черты которого твердо и ясно проступают в его облике.
В прекрасном, исполненном всеобъемлющей любви образе Богородицы на владимирской иконе замечательно зримо и полно воплощены то совершенство, та высота, которых достигло, согласно преданию, ее свободное от греха человеческое, материнское естество. Судя по древнейшим историческим источникам, именно художественное совершенство иконы определило ее особую историческую судьбу. Летопись и специально посвященное иконе литературное произведение-«Сказание о чудесах Владимирской Божьей Матери» рассказывают, что князь Андрей Боголюбский покидал Киев, собираясь основать новое княжение на северо-востоке. В тревоге и волнении, без ведома отца, оставлял он древнюю столицу, долгий и трудный путь предстоял ему, и перед дорогой князь пришел в церковь монастыря в Вышгороде. Среди находящихся там икон одна «прешла все образы», «превзошла» все своей красотой, поразила князя. И он долго молился перед этой иконой и решил взять ее с собой на княжение в далекие, тогда глухие и мало изведанные ростовские, залесские земли, чтобы стала она «заступницей и помощницей новопросвещенных людей». И замысел князя удался: привезенная им икона быстро обрела любовь жителей залесской земли, очень скоро сложились здесь легенды о творимых ею чудесах. Причем связывали с иконой главным образом чудеса милосердия: считалось, что она спасла тонувшего в реке на пути из Киева проводника князя; что благодаря обращенной к ней молитве осталась невредимой беременная женщина, которую истоптала взбесившаяся лошадь; ее помощью объяснялось благополучное разрешение от родов жены Андрея Боголюбского.
С привезенной князем иконой соединялось и перенесение им столицы из древнего Ростова в более молодой Владимир: как гласит предание, когда Андрей решает везти икону в Ростов, лошади останавливаются и не идут дальше, так как Богородица хочет остаться во Владимире, предрекая тем самым грядущую славу городу. И здесь, богато украсив ее, по древнему, еще византийскому обычаю, золотом и драгоценными камнями, князь поместил икону в городской Успенский собор, где и оставалась она в течение двух с лишним веков, деля с городом его судьбу. Летопись сообщает, что участвовала икона в погребальном обряде по убитому заговорщиками князю Андрею Боголюбскому, а когда в городе вспыхнули грабежи и беспорядки, пронеся икону по улицам, их удалось остановить. Разделила она вместе со всем Владимиром и ужас татарского разорения. Чуду приписали владимирцы ее спасение в нем. Грандиозный пожар бушевал в Успенском соборе, но икона уцелела, хотя и была повреждена татарами, которые «одраша» ее драгоценные украшения, покрывавшие ее «золотую кузнь». И несмотря на все невзгоды, уже через год приведенная в порядок и вновь получившая драгоценный убор, икона вновь устанавливается во Владимирском Успенском соборе. Но с течением времени центром залесских земель, главной святыней которых была «Богоматерь Владимирская», становится не Владимир, а крепнущая Москва. И в 1395 г., когда на Русь, угрожая ей гибелью, вторгся знаменитый «железный хромец» Тамерлан - завоеватель Китая, Средней Азии, Закавказья, московский князь, который возглавил сопротивление захватчикам, велел перенести в Москву «Богоматерь Владимирскую». Печальным шествием далеко по Московской дороге проводили владимирцы свою икону, а из Москвы за городские валы навстречу ей вышло с надеждой «все многа множества бесчисленного народу людей» (впоследствии на месте встречи иконы был создан Сретенский монастырь, а сейчас проходит московская улица Сретенка). И в тот же августовский день, когда москвичи встречали «Владимирскую Богоматерь», Тамерлан со своим войском без всяких видимых причин (они остались невыясненными до сих пор) повернул в степи и покинул пределы Руси. Счастливое избавление от страшной, неминуемой беды русский народ единодушно приписал заступничеству Богородицы, ее перенесенной в Москву древней Владимирской иконе. Это представление было столь твердым, что не только легло в основу литературных произведений, созданных на Руси, но и вошло в фольклор восточных народов, в частности татар, где сохранились легенды, что Москва была спасена от Тамерлана таинственным божественным заступничеством.
С тех пор «Богоматери Владимирской» приписывают все последующие победы над татарами. В моменты опасности ее переносят в Москву, и с 1480 г. она навсегда остается здесь, теперь уже в московском Успенском соборе, став главной святыней объединившегося вокруг Москвы Русского государства.   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet