Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Сюжеты и образы древнерусской живописи". Из книги Н.А.Барской

Образы Сретения Господня, продолжение

  
Андрей Первозванный
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100

Ясный и простой извод «Сретения Господня», лежащий в основе изображения на Златых вратах Рождественского собора в Суздале и излюбленный мастерами домонгольской эпохи, часто избирали и русские художники последующих веков. Чуть видоизменив, избрал его и мастер, писавший «Сретение» в 1425-1427 гг. для знаменитого иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры (сейчас находящегося там), создававшегося при участии и под руководством Рублева. На иконе из Троицкого иконостаса, на золотом фоне, следуя канону, обозначает мастер месте действия - изображает Иерусалимский храм. Перевитые алым велумом, развертываются здесь перед зрителем как бы увиденные одновременно все его главные части: темно-зеленая узкая башня ее входными вратами, осененный легким золотисто-коричневым киворием алый престол - святая святых храма и поды мающийся рядом с ним золотистыми ступенями жертвенник. И также, следуя канону (но здесь по обеим сторонам oт престола), стоят, повернувшись друг к другу, Мария и Симеон, за Марией - Иосиф, а за Симеоном - пророчица Анна.
Симеон уже принял младенца на по-кровенные руки: полноту и труд этого приятия на руки «Бога живого» выражает вся его необыкновенно глубоко склоненная фигура, хотя сам младенец, которого он нежно прижимает к щеке, трогательно мал. А тихо светящийся лик Симеона, к которому прижат младенец, полон глубокой, действительно уже освободившейся от всего житейского, прозревающей грядущее мысли.
Внимая пророчеству, вникая в грядущее, недвижима, словно изваяна Богородица в темных одеждах, склонена ее увенчанная нимбом голова, отрешен и сосредоточен светлый, юный лик. Устремив взгляд на Симеона, не так отрешенно, но глубоко задумчив и Иосиф, держащий белых жертвенных горлиц, в своем тихо мерцающем поверх темного хитона золотистом плаще. Чуть отвернувшись от всех, подняв голову, сосредоточенно и твердо славит Бога пророчица Анна. И ее стройная, покрытая нежно-зелеными одеждами фигура поднимающаяся над согбенным Симеоном, словно еще раз напоминает о высоком смысле ожидаемого грядущего.
Опираясь на древний канон, художник XV века, возможно, ученик Андрея Рублева, обогатил образ Богородицы тончайшими оттенками мыслей и чувств.
В той среде, к которой принадлежал этот мастер - в среде лучших русских художников XV столетия, был принят еще один извод Сретения, позволяющий раскрыть и иные оттенки в образе этого праздника. Этим вторым изводом пользовался сам Андрей Рублев, но приписываемая ему икона «Сретение Господне» из Благовещенского собора Московского Кремля очень сильно утрачена, т.е. много утеряно в ее живописи. Зато хорошо сохранилось «построенное» по этому изводу, написанное в конце столетия «Сретение» из знаменитого иконостаса, который по месту находки в городе Кашине обычно именуется «Кашинским». В «Кашинском Сретении», окруженный небесной лазурью, также развертывается Иерусалимский храм. Он предстает здесь в виде необычайной, округлой золотистой стены, осененной алым велумом, изображающей его преддверье, которая смыкается с мощной золотистой башней с синими кровлями- собственно храмом. Перед башней, на ступенях высокой лестницы, стоит Симеон. Безмерная старость и безмерная же готовность принять избавление от нее воплощены в необычайно могучей, под стать подымающейся за ним башне, глубоко согбенной фигуре с простертыми покровенными руками, с которой ниспадают резкими крупными складками бирюзово-зеленые одежды.
А навстречу Симеону друг за другом движутся Богородица с младенцем на руках, Анна, невысоко поднявшая руку в пророческом жесте, и Иосиф, несущий белых горлиц. Мерно ступают они; подчиненные единому ритму, ложатся складки их неярких вишневых, темно-зеленых, охристых одежд, а впереди, как вспышка света, сияет белизной рубашечка младенца. Неотменимо, неуклонно их движение навстречу Симеону, навстречу будущему, которое он пророчит. И это высокое приятие несущего и славу, и горе, нужного всему роду людскому грядущего, особенно ясно воплощено в образе Богородицы, в просветленном, твердом и сосредоточенном выражении ее юного, почти детского лика.
Сути изображенного подчинен, помогая ее постичь, и окружающий действующих лиц неодушевленный мир. Не только прекрасен и величав храм - место чудесной встречи, но и наклон стены преддверия вторит движению идущих, умножает его неуклонный характер. Подчеркивая неизбежность встречи, соединяя ее участников, как бы навстречу этому осеняющему идущих наклону склоняется Симеон, а их стройные фигуры вторят ясным вертикалям стоящей за ним башни.
И в дальнейшем в русском искусстве изображения Сретения Господня следовали древним изводам, не добавляя новых деталей, так как каких-либо апокрифов, преданий о Сретении не существовало и литературным источником всегда были лишь евангельский текст и следующие ему песнопения службы. В этих древних изводах мастера делали лишь небольшие изменения и с помощью этих изменений, с помощью средств самой живописи-линии, цвета, ритма - открывали новые оттенки в той встрече мира уходящего с несущим ему обновление Иисусом Христом, которая составляет суть праздника Сретение.   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet