Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Сюжеты и образы древнерусской живописи". Из книги Н.А.Барской

Образы Спаса, продолжение

  
Андрей Первозванный
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100

В XV столетии, в век высочайшего расцвета древнерусской живописи - именно этот извод чаще всего избирали художники Москвы и срединной Руси для средника - центральной иконы деисуса, и они создали на основе этого извода замечательные по своей глубине и сложности образы Христа-Судии.
Один из самых ярких из них - икона «Спас в силах», получившая по месту ее открытия в небольшом селе Чернокулове название «Чернокуловский Спас». Образ был создан как центр деисуса в самом конце XV века мастером из ростовских, так называемых залесских земель.
На чернокуловской иконе, следуя изводу, все изображение вписано в алый прямоугольник, в углах которого тонкой темной линией изображены ангел, лев, телец и орел - символы четырех евангелистов, несущих миру весть о Спасителе и о его грядущем суде. Внутри этого прямоугольника голубой, прозрачный овал, обозначающий Вселенную, - ее представляли как прозрачный кристалл. И в центре этого овала, в центре Вселенной стоит престол с восседающим на нем Судией. Вокруг Иисуса Христа - служащие ему, подвластные ему «ангельские чины»: овал Вселенной заполнен крылатыми серафимами, а у подножия престола в виде алых кругов с крыльями и глазами предстают таинственные «небесные силы», давшие название изводу.
Саму фигуру Иисуса Христа окружает алый ромб - знак мощной творящей энергии. И этой энергии исполнен весь облик Вседержителя с поднятой благословляющей десницей и развернутым Евангелием в руках, одетого в пронизанные золотым свечением багряные одежды. Последний, Страшный суд над миром творит Владыка Вселенной.

Потертые от времени буквы на страницах Евангелия складываются в простые, ясные и грозные слова, которые на современном русском языке звучат так: «Не на лица судите, сынови человеческие, коею мерою вы мерите, тоею мерою и Я вам отмерю». И его лик убеждает, что он действительно видит «ту меру», которую в течение веков отмеривали друг другу «сынови человеческие», видит всю человеческую историю, все людские грехи, беды и муки. Во взгляде его узких, очерченных резкой багряной описью глаз с огромными черными зрачками и яркими бликами белков сверкает мощь мысли, для которой нет сокровенного и потаенного. И словно глубиной увиденного, бездонностью свершенных откровений рождено почти мучительное напряжение этого взгляда, сдвинувшего не только брови, но и надбровные дуги, иссекшего купол лба резкой вертикалью. Рот с резко опущенными углами выражает гнев от созерцаемого и величавую силу, побуждающую вникать и смотреть до конца. Но именно в этой полноте всеведения слышит Вседержитель и все обращенные к нему молитвы заступников-святых, все когда-либо вознесенные молитвы грешных и страждущих сынов человеческих. И не только слышит, но и внемлет этим молитвам: к стоящим перед иконой людям, к сынам человеческим обращена его поднятая в благословении творящая десница. Всеведение Спаса неотделимо от его милосердия. Взяв на себя безмерный и мучительный именно для этого милосердия труд окончательно и бесповоротно разделить добро и зло, дарует вслед за этим прощение людям, созидает для них вслед за Страшным судом новый и светлый мир могучий Владыка и великий Судия, предстоящий на чернокуловской иконе. Кроме основных упомянутых здесь изводов изображений Спаса, в древнерусском искусстве существовали и другие, менее важные и распространенные. И все бесчисленное множество созданных здесь образов Иисуса Христа составляет подлинное художественное и духовное богатство. «Во всем нам подобен, кроме греха»,- утверждала о Спасе древняя философская богословская мысль. Твердо хранило древнерусское искусство это представление. И любое созданное древнерусским художником изображение Спаса - и очень знаменитое, и даже безвестное - в зримом образе так или иначе представляет ту духовную высоту и силу, которую может обрести освобожденная от греха, свободная от зла человеческая личность.
И кроме того, научившись изображать Спасителя так, как рассказывало о нем Евангелие - в единстве человеческого и божественного, искусство византийское, а вслед за ним древнерусское обретало возможность и необходимость изображать и его Мать, Деву Марию, давшую ему плоть, и события его земной жизни, которую он, обретя плоть, «вочеловечившись», прожил во имя людей. Обязательно изображались и люди-святые, приблизившиеся по праведности своей жизни к Спасу: и те, о ком рассказывали древние предания, и те, кто прославился, «просиял» в течение веков в родной русской земле.
Образ Спаса - основа всего, что изображает древнерусское искусство, всех избранных им сюжетов, всех созданных в нем образов.   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet