Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Сюжеты и образы древнерусской живописи". Из книги Н.А.Барской

Образы Рождества Христова, продолжение

  
Андрей Первозванный
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100

Высоко над пещерой, у самого поля миниатюры, сияет яркая Вифлеемская звезда, и сноп света от нее, прорезая тьму, падает прямо на лежащего в яслях новорожденного. Рождество не свершается внутри пещеры: уже свершенное, оно словно выходит из ее тьмы, раскрывается в своем высоком и таинственном смысле. А вокруг пещеры горы и уступы, прочерченные резкими линиями, освещенные трепетным светом. Это не просто поле и холмы, окружающие заброшенную пещеру под Вифлеемом, а земная твердь, в недрах которой свершилось Рождество.
На этих уступах и горках, на этой земной тверди располагаются легкие фигурки всех участников события, всех свидетелей свершившегося, объединенных общей причастностью к открывающейся великой тайне. У ног Богоматери сидит погруженный в глубокую думу Иосиф. Прямо над ним, у самой вершины подымающейся над пещерой горы, поют радующиеся ангелы, печать потрясения лежит и на их ликах. А один из них, ступая по склонам, идет к изумленным пастухам, одетым в шкуры, и. простирая к ним руку, сообщает о свершившемся. Внизу две повитухи купают еще раз изображенного младенца, вводят его тем самым в круг обычной жизни и, подняв на руках, словно являют его миру. И над всем этим мерцает золотой фон, льется негаснущий свет вечности.
Нам известны сейчас очень древние русские изображения Рождества Христова. До уничтожения фашистами знаменитой новгородской церкви Спаса Нередицы была цела написанная в ней в XII веке фреска на этот сюжет. Есть «Рождество Христово» и в созданных тогда же росписях псковского Мирожского монастыря, сохранившихся до наших дней. Замечательное изображение этого сюжета, выполненное золотой наводкой на меди, есть и на Златых вратах XIII века из Рождественского собора в Суздале. Один-два века – не очень большой срок для древнего искусства, и произведения эти не только следуют тому же канону, что и миниатюра константинопольского Евангелия, в способе изображения события, в подборе и расположении его участников, но они близки к ней и самим характером образа. Эти древнейшие русские изображения Рождества Христова пронизаны духом торжественной, величавой тайны.
Византийский канон в своих главных чертах оставался неизменным во всех русских изображениях Рождества Христова, но иные, до них неведомые грани события открывали на его основе русские художники. Особенно ярко эта только им присущая новизна выступала в произведениях XV столетия, среди которых безусловно выдающееся место занимает икона «Рождество Христово», созданная в начале этого века московским мастером, принадлежащим к кругу Андрея Рублева, и находящаяся сейчас в Государственной Третьяковской галерее.
В центре иконы, в окружении горок - «земной тверди», снова черная пещера, над которой сияет Вифлеемская звезда. Но в пещере только ясли со спеленутым младенцем и заглядывающие в них вол и осел. Развивая византийский принцип изображения внутри предмета, художник изображает ложе с лежащей Богоматерью даже не на фоне пещеры, а прямо перед входом, выносит его в центр композиции. Мария воспринимается здесь как главная участница события.
Величием и одновременно нежной мягкостью наделена ее фигура в темно-багряных одеждах, описанная гибкой певучей линией. Она не потрясена происшедшим, а погружена в задумчивость - глубокой тишины исполнены ее размышления о случившемся, об уготовленном Сыну грядущем.
Не потрясение тайной и не откровенная радость, а просветленная сосредоточенность, открывающая высокий смысл события, присуща и ангелам, окружающим пещеру, и юным пастухам, внимающим вести, и старому пастырю, что стоит перед задумчивым Иосифом, и женщинам, которые купают младенца. Светел и путь волхвов, едущих за звездой на конях за одним из отрогов гор. Словно омыт и весь окружающий мир. Алым цветом горит ложе Богоматери, чистыми яркими цветами - алым, багряным, зеленым и голубым - все одежды. Удивительны светло-голубые стада, пасущиеся под легкими деревьями. Прекрасна и сама земная твердь, ее золотистые горы и отроги с голубоватыми, словно посеребренными вершинами. Ровным свечением окружает изображенное на иконе золотой фон.   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet