Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Сюжеты и образы древнерусской живописи". Из книги Н.А.Барской

Образы Благовещения Пресвятой Богородицы, продолжение

  
Андрей Первозванный
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100

Благовещение - событие, которое древние песнопения называют «спасения нашего главизной», обязательно изображалось на царских вратах - главном входе в алтарь, в святая святых церкви. Среди множества сохранившихся до наших дней изображений одно из замечательнейших - «Благовещение» на царских вратах церкви села Кострицы, принадлежащих сейчас Центральному музею имени Андрея Рублева. Это «Благовещение», созданное блестящим новгородским мастером в самые первые годы XVI столетия,- прекрасный образец того, как изображало это событие русское искусство на исходе классической поры своего развития. В основе образа на кострицких вратах лежит древний, унаследованный еще от Византии, и очень любимый русскими мастерами извод, где, следуя тексту «Протоевангелия», Благовещение происходит в самом доме Иосифа. Так, как принято было в русской иконописи, представлен здесь этот дом: на фоне мягкой золотистой охры подымаются стройные, легкие, пронизанные светом светло-зеленые и нежно-желтые башни и стены, перевитые алым велумом. И перед ними (а значит, внутри них) развертывается действие. Стремительно идет к Богородице несущий ей благую весть архангел Гавриил. В мощном движении вскинуты назад его крылья, взвиты концы одежд. Обозначая широкий шаг, ослепительно сверкает на алом плаще белильный пробел. И словно воплощая итог и суть этого движения, простерта к Богородице окутанная светоносными одеждами благословляющая рука. Богородица представлена сидящей на седалище спиной к архангелу Гавриилу, но именно это дает возможность мастеру особенно полно передать ее ответ на принесенную весть. Резко она повернула назад голову, внимая чудесной вести, и это движение читается в гибком контуре ее покрытой темно-вишневым мафорием фигуры, вторят ему и трепетные складки ее нежно-зеленого палиума. В изумлении от услышанного подняла она правую руку, но одновременно ладонь этой руки широко распахнута и тем самым обращена к архангелу в жесте, который издревле понимался как жест «приятия благодати». И делая это приятие особенно выразительным, словно продолжая движение архангела, пересекает раскрытую ладонь алая нить пряжи и, прочертив темный мафорий Богоматери, круглым алым клубком спокойно ложится ей на колено. Исполненным энергии предстает на кострицких вратах и принесение благодати, и ее приятие, в величавой позе Богородицы слиты, сплавлены, наполняя ее внутренним движением, все оттенки чувств, которые, согласно преданию, пережила она в Благовещении. И эта энергия преображает даже окружающий неодушевленный мир. Не только прекрасен и светел дом Иосифа, но и вторят формам движущейся фигуры архангела Гавриила встающие за ним башни и стены, и повторяет сложный ракурс фигуры Богородицы стоящая за ней прекрасная, увитая велумом башня.
Извод, лежащий в основе «Благовещения» на кострицких вратах, стал со временем наиболее распространенным изводом изображения этого праздника на Руси. Причем художники не только изображали принесение благой вести на фоне палат, в доме Иосифа. Как правило, идущим к Марии, движущимся к ней с благой вестью предстает архангел Гавриил. Часто используют мастера и выразительную позу Марии. И даже внося какие-либо оттенки в этот извод или используя вариант, более близкий к древнему «Благовещению Устюжскому», стремились художники передать тот отзвук, который вызвало во внешнем мире Благовещение, о котором говорили песнопения, что оно «от века таинственно явление».
Рассказ апокрифа о Благовещении сообщает, что первый раз Мария слышала обращенное к ней ангельское приветствие, выйдя из дома почерпнуть воды из колодца. Это событие также сделалось предметом изображения в живописи, получив название «Благовещение у кладезя». Благовещение у кладезя обычно не изображалось отдельно, так как оно не несло всей полноты представлений о принесении «благой вести». Оно изображалось чаще всего в стенописи как дополнение к существующему здесь собственно «Благовещению». «Благовещение у кладезя» сохранилось в росписях храма Св. Софии в Киеве. Потерт на древней фреске округлый колодец, но цела фигура Марии и полуфигурка летящего над ней и отделенного небесным сегментом и тем самым невидимого архангела. Лишь чуть повернута к летящему голова Богородицы, торжественно поднята ее рука, и весь облик ее дышит спокойным величием - величием «благословенной между женами», достойной приятия благодати.
Есть «Благовещение у кладезя» и в знаменитых росписях Ферапонтова монастыря, созданных в 1502 г. великим русским художником Дионисием и его сыновьями. Розовые стены и светлые башни изображают здесь покинутый Марией дом Иосифа, а у белого колодца стоит она сама. Стремительно откинулась она от парящего над ней благословляющего ангела, гибкие линии, описывающие ее легкую фигуру, делают необыкновенно выразительным это движение. Мотив потрясения чудом, звучащий в полных изображениях Благовещения этого времени, развивает и дополняет ферапонтовское «Благовещение у кладезя».   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet