Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Сюжеты и образы древнерусской живописи". Из книги Н.А.Барской

Образы Пресвятой Троицы, продолжение

  
Андрей Первозванный
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100

Бесконечно усиливает ощущение светлой гармонии, которую несет икона, ее цвет-багрянец, сияющая лазурь, золото, нежная зелень. Недаром все, кто размышлял о ней, единодушны в том, что необычайно точно воплотил здесь мастер краски сияющего летнего дня, на который приходится праздник Троицы: голубизну неба, зелень травы и деревьев, золото зреющей ржи, сияние солнца.
Самобытность каждого лица Троицы и их единение, великий акт милосердия, жертвенной любви как основу этого единения, на котором зиждется мир, сумел передать Андрей Рублев в этой иконе. Поэтому «Троица» Рублева уже при жизни мастера была высоко оценена современниками, она вызвала множество повторений, на ее основе сложился извод, ставший основным в древнерусском искусстве изводом изображения Троицы.
Именно та глубина, с которой Андрей Рублев воплотил Троицу, позволяет почувствовать стоящую за ней великую, непостижимую тайну. Представив в зримом образе, не в словах, не в умозрении трудно вместимое в человеческом сознании равенство трех лиц единому Богу, икона вызывает размышление, требует от человека ответного духовного труда. И этот труд, начатый пять столетий назад, идет до сих пор: размышляют о Троице ученые, мыслители. И что очень важно - вовлекает она и будет вовлекать в этот труд все новых и новых, самых разных людей, потому что ни с чем так прочно не связан человек, как со своей самобытной личностью, и ничего так не хочет он обрести, как единения с другими, потому что нет ничего мучительнее тоски одиночества. Художественное совершенство иконы, по-своему тоже таинственное, не поддающееся до конца определению в словах, позволяет каждому находить в ней нечто свое, по-своему приобщаться к заключенной в ней гармонии. Все это сделало «Троицу» Рублева одной из общепризнанных вершин человеческой культуры.
Изображения Троицы, восходящие к рассказу о гостеприимстве Авраама, как уже было сказано, отвечали духу древнерусского искусства, его стремлению творить свои образы не по «самомышлению», а воплощая слово истины, слово священных книг. Но все же рядом с «Троицей Ветхозаветной» в древнерусском искусстве существовали, хотя и были распространены значительно меньше, изображения Троицы, в которых это «самомышление» давало себя знать. Древний пример такого изображения, где лица, ипостаси Троицы переданы как бы более рационально, «прямолинейно», сохранился в искусстве Новгорода. Это икона XIV столетия, которую принято называть «Отечество», принадлежащая сейчас Третьяковской галерее.
На иконе «Отечество» на престоле, на котором обычно в иконописи восседает Иисус Христос, восседает Бог Отец. Невидимый и непостижимый, он наделен здесь чертами Спаса, но при этом у него белоснежно-седые волосы и борода. Основой для такого изображения послужили упомянутые в Библии не явления Бога миру, а видения, бывшие некоторым пророкам. В частности, пророк Даниил видел во сне Бога седобородым старцем. Кроме того, естественное сходство Отца с Сыном должно здесь служить указанием на их единосущность. Как и у Спаса на иконах, в благословении поднята десница Бога Отца, а левой рукой он сжимает свиток.
На коленях у Бога Отца изображен Христос-отрок - так, как изображают его на груди Богородицы в иконах «Богоматерь Знамение». А в руках отрок Христос держит голубую сферу с голубем - образ Духа Святого в виде голубя, как он упоминается в Евангелии и изображается в иконных композициях «Благовещение», «Крещение».
Создавая эту икону по «самомышлению», а вернее всего - под сильным влиянием западного искусства, где такое рациональное изображение лиц Троицы было в большом ходу, автор «Отечества» все-таки строит свой образ, используя традиционные элементы древнерусского искусства. Ясный строй композиции, то величие Спаса, которое позволяет передать величие наделенного его чертами Бога Отца, таинственность Спаса-отрока - все это делает его образ по-своему выразительным и впечатляющим.
С XVII века в древнерусском искусстве под прямым влиянием западной культуры появляется «Троица», получившая название «Троица Новозаветная». Церковь не признавала ее образы столь же каноничными, как образы Троицы Ветхозаветной, но к этому типу принадлежат по-своему интересные изображения. Удивительная икона этого типа, созданная в московских пределах в первой половине столетия, находится сейчас в Центральном музее имени Андрея Рублева. На этой иконе, в том обрамлении, в котором на иконах предстает Спас в силах, на белом фоне - фоне райского сада, представлен Спас, увенчанный короной, обнаживший свои раны, и сидящий рядом с ним в виде старца благословляющий его Бог Отец. На престоле между ними лежит Евангелие, а вверху в сфере парит голубь - Дух Святой. Торжественная, ясно выстроенная, благородная по цвету, эта икона является, как и большинство произведений этого извода, выразительным символом, своего рода точной аллегорией Троицы, но в ней нет той глубины образа, которую несли в древнерусском искусстве образы Троицы Ветхозаветной.   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet