Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Сюжеты и образы древнерусской живописи". Из книги Н.А.Барской

Образы Тайной вечери и Причащения апостолов, продолжение

  
Андрей Первозванный
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100

Искусство, обращаясь к изображению Тайной вечери, изначально, уже в самых древних ее образах - в рельефах и мозаиках древнейших византийских храмов - стремилось передать величавый характер этой последней трапезы Иисуса Христа, определившей собой судьбы человечества. Не обстановка «тайной» горницы в одном из иерусалимских домов предстает в них, а лишь полуовальный стол, плоскостью развернутый на зрителя, и на нем чаша - знак свершившейся на ней трапезы. За столом по овальной стороне восседает, возглавляя ее, величавый, благословляющий Учитель и, отмеченные торжественным покоем, сидят его ученики.
Сохраняя эту основу, со временем искусство научилось передавать не только величие события, но и все его оттенки, сплавлять воедино все те его отдельные моменты, о которых повествует евангельский рассказ.
Особенно выразительны, глубоки иконы «Тайной вечери», которые включались в число праздников и вводились в праздничные ряды иконостасов русскими мастерами XV столетия. Среди этих икон, безусловно, одна из лучших - «Тайная вечеря», созданная в 1423-1427 гг. художником, принадлежавшим к близкому окружению Андрея Рублева, возможно, его учеником, для Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры.
На золотом фоне, высвеченный светом вечности, в легкие нежно-зеленые, золотистые постройки превращается дом в Иерусалиме, в котором тайно трапезовал в праздничную ночь странствующий проповедник со своими учениками. Темно-розовый стол, как и в древних изображениях, развернут плоскостью на зрителя, и в центре его мерцает золотая чаша. Слева, возглавляя стол, возлежит Учитель, и алое ложе, словно ореолом, окружает его фигуру, мягко обращенную к ученикам с поднятой в благословении рукой. На грудь Иисусу Христу склонился юный Иоанн в багряных одеждах, и в его глубоком склонении как бы воплощена вся любовь к Учителю накануне его предначертанных мук. А в середине, пересекая весь стол, тянется к блюду Иуда,- торопя предначертанное, неотвратимо свершается предательство. И как бы выявляя суть предательства, рядящегося в дружбу, вторит движение предателя жесту любимого ученика. Сидящие вокруг стола остальные ученики в пронизанных светом зеленовато-коричневых одеждах в жестах общения обращены друг к другу, они вместе вникают в происходящее, в то великое, что, помимо воли Иуды, стоит за его предательством, в то, что несет жест Учителя, благословляющего трапезную чашу.
Но кроме таких образов Тайной вечери, где событие предстает в своих исторических чертах, очень рано возник еще один тип изображения. Изображалась как бы самая суть события -то «раздаяние» ученикам хлеба и вина, причащение их телом и кровью Иисуса Христа, которое стало прообразом причастия всех верующих - главного таинства церкви.
Такое изображение есть уже в мозаиках Св. Софии Киевской. Оно располагается над алтарем, где священник претворяет хлеб и вино в тело и кровь Иисуса Христа. Видное молящимся, это изображение делает наглядным связь таинства, непосредственно свершаемого в самой церкви, с Христовым Заветом. На мерцающем золоте мозаик предстает, как и в самом реальном алтаре храма, покрытый алой индитией (покровом) престол. По обеим сторонам от него стоят стройные, спокойные, светлые ангелы. Как диаконы помогают в служении священнику, так они помогают Иисусу Христу. И рядом с каждым из них дважды изображен Спаситель: изображенный слева, протягивает он чашу с вином, справа - благословляет хлеб. В его образе доминируют не черты странствующего проповедника, человека Иисуса, а величие Владыки, облаченного в сверкающий золотом хитон, в сияющий синий плащ, увенчанного нимбом с драгоценными камнями. Стройными процессиями движутся с обеих сторон к нему ученики - величавые мужи, принимающие его тело и кровь, которые несут им спасение.
В XV столетии, когда Тайная вечеря стала изображаться в иконостасах, рядом с ней, расширяя ее смысл, стали появляться и иконы с Раздаянием хлеба и вина. Так сделано было и в Троицком иконостасе. Рядом с «Тайной вечерей» располагались здесь еще две иконы: на одной из них стоящий у алого престола, среди строений какого-то невиданно светлого храма, кроткий, нежный Иисус Христос раздает тихо склонившимся перед ним глубоко задумавшимся апостолам вино, на другой - хлеб. А в новгородских землях сложилась традиция изображать Причащение апостолов на царских вратах-главном входе в алтарь. Так сделал мастер кострицких врат, принадлежащих сейчас Центральному музею имени Андрея Рублева. На обеих створках изображает мастер светлого, стройного Иисуса Христа у алого престола, который раздает хлеб и вино, и движущиеся к нему шествия исполненных энергией апостолов в сияющих, светоносных одеждах. На протяжении всей своей истории древнерусское искусство неустанно размышляло о Тайной вечере, о заключенном в ней завете, о ее связи с главным церковным таинством, несущим высокую надежду людям.   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet