Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Сюжеты и образы древнерусской живописи". Из книги Н.А.Барской

Образы святых Бориса и Глеба

  
Андрей Первозванный
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100

Святые Борис и Глеб - святые страстотерпцы, любимые и почитаемые на Руси святые.
Борис и Глеб - сыновья князя Владимира, крестившего Русь, и его жены болгарыни (болгарки), в крещении получившие .имена Давид и Роман. Они были убиты по приказу их брата Святополка. Эта смерть не была смертью за веру в том смысле, в котором претерпевали ее раннехристианские мученики. Святополк, их сводный брат, сын Владимира от другой жены, убивает братьев, ненавидя их за любовь к ним покойного отца, стремясь единовластно править оставшимися после него огромными землями. Но в безвинной смерти двух юных князей (Борис и Глеб были очень молоды) усмотрела Русь духовный подвиг во имя веры. Именно раскрывая в их гибели этот подвиг, повествуют о смерти князей летопись «Повесть временных лет», посвященное им особое «Сказание о Борисе и Глебе» и другие литературные произведения.
Древние повествования о Борисе и Глебе рассказывают, что князь Владимир посадил сыновей своих на княжение в разных городах: Святополка - в Пинске, Ярослава - в Новгороде, Бориса - в Ростове, Глеба - в Муроме. Когда пришло Владимиру время умирать и лежал он в недуге, Русь стали тревожить печенеги, и князь послал против них пришедшего в Киев Бориса. В отсутствие сына Владимир умирает. До Бориса доходит печальная весть, усугубленная еще тем, что Святополк, старший сын, стремясь, очевидно, на какое-то время скрыть смерть отца, не воздал ему должных почестей. Завернув в ковер, спускает он тело отца из дома и затем тайно отвозит его в храм. Предаваясь печали по отцу, Борис размышляет, что обратиться с ней должен был бы он к старшему брату Святополку, занявшему отцовский престол. Борис чувствует, что брат печется о мирской суете и власти и, возможно, замышляет его убийство. Но, размыслив так, Борис решает: «Не воспротивлюсь я этому убийству... Ибо, как написано: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать...» Кто говорит: «Я люблю Бога, а брата своего ненавижу, тот лжец...» И, вспомнив еще слова писания: «В любви нет страха, совершенная любовь изгоняет страх», отправляется Борис к старшему брату, решив сказать ему: «Будь мне отцом, ведь ты брат мой старший. Что повелишь мне, господин мой?» В пути печален Борис, вспоминающий о смерти отца, размышляющий о суете жизни. «И видевшие его оплакивали юность его и его красоту, духовную и телесную, жалея блаженного, который был правдив и щедр, тих, кроток и смиренен, всех жалел и всем помогал».
Севший на княжение в Киеве Святополк принимает, по внушению дьявола, решение убить Бориса и посылает к нему убийц. А Бориса в это же время начинают уговаривать его приближенные пойти и воссесть на отчий престол - ведь у него в руках все воины, с которыми он ходил на печенегов. На это Борис отвечает, что не поднимет он руки на брата своего. После этого дружина покидает его и с ним остаются лишь ближайшие слуги-«отроки». Вскоре Борису становится известно о задуманном Святополком убийстве, по одной версии - он видит пророческий сон. Тогда Борис призывает в свой шатер священника и вместе с ним сначала поет вечерню, а затем - заутреню. Он молится Иисусу Христу, принявшему добровольное страдание, сподобить его тому же. За этим занятием застают Бориса убийцы. Еще раз вспомнив о том, что «совершенная любовь изгоняет страх», встречает князь убийц, безжалостно поразивших его мечом. Убит был и его верный отрок венгр Георгий. Тайно отвезли убийцы тело князя в Вышгород и там погребли его.
На этом убийстве не останавливается окаянный Святополк и решает погубить и младшего брата, Глеба. Он посылает к Глебу, еще не знавшему о смерти отца, письмо, что отец тяжко болен, и зовет его к себе. Глеб отправляется в путь, но четвертый брат, Ярослав, предупреждает его об обмане, сообщает ему о смерти отца и убийстве Бориса. Совсем юный, почти мальчик, Глеб предается отчаянию, оплакивает отца и брата. Но затем, обращаясь к умершему брату, говорит: «Если твои молитвы доходят до Господа, помолись о моей печали, чтобы и я сподобился такое же мученичество принять и быть вместе с тобою, а не на этом суетном свете». Размышляя так, Глеб плыл в ладье по реке Смядыни, и в это время навстречу ему в другой ладье появились убийцы. Они перепрыгнули к нему, сверкая оружием, и юный князь понял, что они замышляют. С трогательной мольбой о пощаде, спрашивая их, что сделал он брату своему, обращается к ним Глеб. Он просит их пощадить «колос еще не созревший, соком беззлобия налитый». Когда же увидел Глеб, что они неумолимы, стал молиться об отце, госпоже своей матери, брате Борисе, брате Ярославе и, подтверждая свою великую беззлобность,- о брате-враге Святополке, о его спасении. Затем вспоминает он слова Господа, «что за имя Мое преданы будете братьями и родичами», и вручает ему свою душу.
Тогда подосланный Святополком «окаянный Голясер» приказал его зарезать без промедления, и повар Торчин, схватив нож, зарезал блаженного, как «невинного агнца». Тело Глеба убийцы бросили в пустынном месте между двумя колодами. Долго о нем никто не знал, но иногда в этом месте видели зажженные свечи, слышали церковное пение. И только через много лет услышавший об этом Ярослав, изгнавший Святополка и княживший в Киеве, послал священников разузнать, в чем дело. Они находят нетленное и не почерневшее тело Глеба. Его хоронят вместе с братом в Вышгороде, и на могиле их происходят чудеса и исцеления.
Приняв христианство, глубоко восприняла Русь его идеи. Меньше чем через два века после крещения увидела она подвиг смирения в добровольно принятой смерти юных князей. Подвиг особенно великий, потому что идут на него прекрасные и сильные воины, имеющие в своем подчинении других воинов, а ведь воинская, княжеская, феодальная доблесть понималась как противостояние в бою, как победа над врагом. Юные воины обретают подлинную доблесть, подлинное бесстрашие, так как «совершенная любовь не знает страха». Исполненные этой любви, они не только добровольно и спокойно принимают смерть, но и прощают убийце и молятся за него.   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet