Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Сюжеты и образы древнерусской живописи". Из книги Н.А.Барской

Образы святых Бориса и Глеба, продолжение

  
Андрей Первозванный
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100

Древние сказания о Борисе и Глебе утверждают, что сами братья сознательно стремились уподобиться в добровольном страдании Иисусу Христу, умирали, чтобы жить по его заповедям. Как и древние мученики, приняли они смерть. И если древние мученики своей смертью во время гонений платили за само право исповедовать христианство, то гибель Бориса и Глеба, как предстает она в посвященных им произведениях, свидетельствует, что самоотвержения, подвига требует и само подлинное исповедание христианства, жизнь по тем новым законам, которые указало оно людям.
Почитание Бориса и Глеба началось очень скоро после их гибели: они стали первыми русскими святыми, канонизированными православной церковью. Их подвиг широко прославился в христианском мире. Их чтили в его тогдашнем центре - Константинополе, икона Бориса и Глеба была в константинопольской Софии. Их житие было включено даже в армянские Минеи (книги для чтения на каждый месяц). Прославляя святых, посвященное им сказание говорит, что стали они помощниками людей «всех земель». И одновременно это произведение содержит такое обращение к Борису и Глебу: «Но, о блаженные страстотерпцы Христовы, не забывайте отечества, где прожили свою земную жизнь. Вам дана благодать, молитесь за нас, вас ведь Бог поставил перед собой заступниками и ходатаями за нас». И во все века святые воины Борис и Глеб почитались как «обоюдоострый меч», защищающий Русь от «межусобных раздоров и неприятельского меча, от голода и озлобления, от всякой беды».
Иконы святых Бориса и Глеба появились на Руси одновременно с их почитанием. Образы братьев-страстотерпцев, защитников Руси создавали мастера всех входящих в нее земель и княжеств. Для собора города Коломны, входившего в состав Московского княжества, была написана в XIV веке дошедшая до наших дней житийная икона святых Бориса и Глеба. Она принадлежит сейчас Государственной Третьяковской галерее. Стоящими в полный рост представлены на ней святые братья-князья. Людей, живших в родной стране, изображает мастер, и живая конкретная память о них чувствуется в созданных им образах. Очевидно, к иконам, созданным тогда, когда свежи еще были воспоминания о Борисе и Глебе, восходят их черты. По-славянски мягки лица обоих братьев. Бородат, немного скуласт большеглазый Борис, о котором и в житии было сказано: «бяше лицом кругл, очима добр и весел» и «ус молодой имел». И совсем юн, безбород Глеб с характерным овальным ликом. Точно передает художник и хорошо ему знакомый княжеский костюм: отороченные мехом шапки, алые корзна (верхнюю одежду), подпоясанные зеленые кафтаны, алые сапожки, воинские атрибуты - черные длинные мечи с белыми рукоятями в руках князей.
Замечательно глубоко раскрывает мастер то, что чтила в святых братьях родная страна. Их мягкие от природы лики кротки и ясны, они выражают беззаветную готовность к страданию и рожденную этой готовностью полную отрешенность от всего суетного и земного. В этой свободе от земного высокую торжественность обретают позы братьев; парящую легкость - их тела; чудесную, невещественную красоту - княжеские одежды, покрывающие тело без единой складки, сияющие алым, изумрудной зеленью, разноцветьем драгоценных камней.
Вокруг стоящих князей широкую раму образуют житийные клейма. Точно и кратко обозначает в них мастер место действия: легкими горками подымается земля, в виде башенок стоят на ней княжеские палаты, белый шатер указывает место убийства Бориса, между горок синеет вода - река Смядынь, на которой убили Глеба, а церковь означает место погребения князей в монастыре в Вышгороде. Точно и ясно изображая лишь самую их суть, передает мастер действия персонажей, облаченных в зеленые, алые и белые одежды. И благодаря этой ясности и краткости в шестнадцати клеймах-композициях развивает он историю убиения, в котором убитые братья обрели благодать, а убийца Святополк-гибель. Клейма начинаются в верхнем левом углу, где изображен Владимир, отправляющий Бориса на печенегов. А затем предстают тайные похороны Владимира, когда его в ковре опускают из дома; возвращение Бориса с войском и его моление в шатре перед убийством; само убийство; убиение Глеба в ладье посреди Смядыни и лежание его между колод; совместное окончательное погребение обоих братьев. Последние клейма изображают победу Ярослава над Святополком и гибель убийцы в «месте пустынном и страшном». Страстотерпцами, угодными Богу, предстают Борис и Глеб в среднике иконы из Коломны, и в ясный, точный, торжественный рассказ об их подвиге развертываются клейма жития.
Государственной Третьяковской галерее принадлежит и еще одна икона святых Бориса и Глеба, написанная в том же XIV столетии, очевидно, мастером-псковичом. Художник избирает распространенный способ изображения святых братьев: бывшие в земной жизни князьями-воинами, они изображены здесь в княжеских одеждах глубокого оранжевого и зеленого цвета, едущими на конях. Развеваются воинские стяги в их руках, мощны черный и рыжий кони под ними. Но не воинской доблестью одушевлены их наполненные вспышками света лики. Прозрение неведомого и спокойная кроткая готовность к нему лежат на лице Бориса, теми же чувствами исполняется, черпает их у брата повернувшийся к нему юный Глеб. Торжественно, без всякого усилия восседают они на конях, таинственно, над вершинами зелено-золотистых горок, над земной твердью совершают свой путь святые братья - путь, который благословляет изображенный справа в небесном сегменте Иисус Христос.
Бесстрашными воинами, но воинами, утратившими в совершенной любви свой страх, предстают здесь Борис и Глеб. Они изображены исполненными той присущей им духовной силы, на которую, моля их о защите, веками уповала Русь.
Образы святых Бориса и Глеба в древнерусском искусстве и в дальнейшем отвечали тем представлениям о них, которые несло древнее предание, которые глубоко усвоил и осознал народ.   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet