Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Сюжеты и образы древнерусской живописи". Из книги Н.А.Барской

Образы Богородицы, продолжение

  
Андрей Первозванный
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100

После того как Иисус Христос оставляет землю, Мария живет в доме Иоанна, храня память о Сыне, пользуясь любовью и почитанием его учеников. По одной из версий предания, она разделяет с ними и апостольский труд, становясь проповедницей учения Иисуса Христа.
Когда приходит Марии время умирать, весть о сроке смерти приносит ей архангел Гавриил. К ее смертному ложу на прощание с ней со всех концов земли ангелы приносят апостолов, проповедовавших в это время христианство. А в определенный небесами момент смерти приходит и Спаситель Сын. Он приемлет праведную, безгрешную материнскую душу из ее тела, и ангелы забирают ее на небо. Через несколько дней апостолы обнаруживают гробницу, в которой они похоронили Марию, пустой: душой и телом Мария перенесена Сыном на небо, вместе с ним вершит Богородица человеческие судьбы.
Предание гласило, что первые иконы Богоматери были созданы еще при ее жизни, что их написал один из апостолов, автор Евангелия Лука. К этим иконам возводили в Византии и на Руси все существовавшие изображения Богородицы. До конца подтвердить или опровергнуть эту легенду современная наука не может: до нашего времени просто не дошло ни одного изображения Богоматери, которое можно было бы датировать I веком новой эры - предполагаемым временем жизни ее и евангелиста Луки. Но зато ее изображения II-III веков дошли до нас, и вполне вероятно, что многие их устойчивые черты, которые и впоследствии сохраняло искусство, восходят к еще более ранним, возможно, и прижизненным иконам.
Даже при своей не абсолютной достоверности, легенда об апостоле Луке как авторе первых икон Богоматери очень важна. Она показывает, что изображения Богоматери понимались свободными от вымысла, несущими подлинную, глубокую правду о ней. Ведь их источником считались не просто иконы прижизненные, сохранившие ее исторически достоверный облик (что очень важно само по себе), но иконы, созданные мудрым, ведавшим скрытую от других истину бытия евангелистом, которому открывалось поэтому и таинственное, духовное начало Девы Марии. Некоторые древнейшие русские иконы прямо приписывались апостолу Луке. По существующим сейчас историческим свидетельствам, все они - и дошедшие до нашего времени, и не сохранившиеся до наших дней - были написаны много позднее I века. И хотя в ряде случаев не могли не знать на Руси того обстоятельства, что эти произведения не мог написать сам апостол Лука, но в том, что их приписывали апостолу Луке, не было ни лжи, ни противоречия: авторство здесь понималось не только буквально, в нашем смысле слова, но оно могло указывать, что эти приписываемые Луке иконы представляют собой чрезвычайно точные списки (повторения) с произведений, почитавшихся его собственным творением.
Так или иначе, имя апостола Луки, которое должно было свидетельствовать особую подлинность, глубину и значительность произведения, действительно связывалось на Руси с произведениями выдающимися, чрезвычайно древними, сыгравшими, как правило, заметную роль в русской истории. К произведениям художника-евангелиста причислялась и икона «Богоматерь Владимирская», которая считалась палладиумом, покровительницей России, сейчас находящаяся в коллекции Третьяковской галереи. Существует летописное известие, что икона эта была привезена в начале XII века в Киев из Царьграда (так называли на Руси столицу Византии Константинополь). Имя «Владимирская» она получила на Руси: ее забрал с собой из Киева, отправляясь в северовосточные земли, князь Андрей Боголюбский. И здесь, в городе Владимире, икона обрела свою славу.

В начале нашего столетия «Богоматерь Владимирская» была расчищена от вековых наслоений. Она, по единодушному мнению ученых, которое согласуется с летописным известием, считается произведением великого константинопольского художника начала XII века. Твердо соблюдает этот мастер те требования, которым в течение веков отвечали иконы Богоматери. В углах доски он помещает обозначение словом ее личности: буквы MP QV -начальные буквы греческих слов «Мать Бога», фон иконы покрывает он золотом-знаком вечного света, знаком того, что изображенное на ней предстает так, как живет оно в вечной памяти людей. А в центре иконы располагает поясное изображение Богоматери с младенцем на руках, нежно прижавшимся к ее щеке. Изображение Марии и младенца в позах взаимного ласкания - распространенный в византийском искусстве тип изображения - по-гречески называлось «Елеуса», а по-русски обозначалось как «Умиление». Как и всегда, с раннехристианских времен, Мария изображена закутанной в темно-вишневый плащ - мафорий - одежду замужних палестинских женщин, а на мафорий - звезды, знаки ее девства, чудесно сохраненного «до рождества, в рождестве и по рождестве». Древнейшим, неизменным представлениям о внешности Марии соответствуют здесь черты Богоматери, их можно описать словами древнего апокрифа, которые гласили, что у Марии «лик был смуглый и овальный, волосы цвета зрелой пшеницы, рот алый, глаза в форме плодов миндаля и руци тонкостью источены».
Но эти благородные, всегда узнаваемые черты, под кистью мастера обретают какую-то невиданную, одухотворенную, захватывающую красоту. И красота эта неотделима от того выражения бездонной, высокой и чистой печали, которым исполнен лик и которую изливает обращенный к нам взгляд. Печали, почти не передаваемой словом, поистине печали Матери, у которой пронзенное великим сыновним страданием сердце навек отозвалось всем бедам и горестям людским.   Продолжение »


Реклама:
»  судовые навигационные системы акция

"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet