Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Сюжеты и образы древнерусской живописи". Из книги Н.А.Барской

Образы Суда Пилата

  
Андрей Первозванный
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100

Суд Пилата-суд над Иисусом Христом римского прокуратора (наместника) Иудеи Понтия Пилата, утвердившего смертный приговор Иисусу Христу, его распятие. Суд этот, сделавший окончательно неизбежными муки и смерть Спасителя, понимается как начало его страстей и ежегодно поминается церковью в службах Страстной недели.
Суд Пилата описывают все евангелисты. Дополняя друг друга, сообщают они различные детали, позволяющие вникнуть в суть этого важнейшего события. Кроме того, во всех четырех Евангелиях Суд Пилата нерасторжимо связан с обстоятельствами ареста Иисуса Христа и двумя другими судилищами над ним, и он может быть по-настоящему оценен только в связи с ними.
Как повествуют евангелисты, Иисус Христос был арестован ночью в Гефсиманском саду, после того как в страстной молитве, обращенной к Отцу, просил он, чтобы миновала его «чаша» грядущих страданий, но если на то будет Отчая воля, он твердо примет эту чашу. Вошедшие в сад в то время, как он закончил молитву, стражники и старейшины опознают его среди окружающих его учеников по условному знаку, поданному им предателем Иудой: он целует Иисуса Христа.
После этого Иисус был схвачен и под стражей отведен к Анне, тестю правящего первосвященника Каиафы. А затем его привели и к самому Каиафе. И оба первосвященника, и созванные ими на суд (синедрион) книжники и фарисеи, давно желавшие гибели Иисуса Христа, признают его достойным смерти. На основании лжесвидетельств ему вменяется в вину стремление разрушить Иерусалимский храм. На вопрос первосвященника: «Ты ли Христос, Сын Божий?» - он ответил утвердительно, что и было расценено как величайшее богохульство. И во время всех этих переходов, во время судилищ, толпа, следующая за арестованным, плюет в него, бьет его и дразнит, предлагая, если он пророк, узнать, кто его ударил.
Но приговор суда, обрекающий на смерть, недействителен в Иудее, если его не утвердит наместник Рима в этой завоеванной стране. И Иисуса Христа ведут к римскому прокуратору Понтию Пилату. Первосвященники говорят прокуратору, что человек этот «развращает народ», запрещает давать подать кесарю и называет себя «Царем Иудейским». Но, поговорив с Иисусом Христом, Понтий Пилат «не нашел вины в человеке сем». Евангелисты Марк и Матфей сообщают, что он понимал, что первосвященники хотят погубить Христа «из зависти». Евангелист Иоанн рассказывает, что Пилат беседует с Иисусом Христом, и на его вопрос. Царь ли он Иудейский, тот отвечает, что его царство «не от мира сего» - а «от истины». Но первосвященники настаивают на казни, а народ, к которому выходит Понтий Пилат, возбужденный первосвященниками, требует распятия. Тогда Понтий Пилат, следуя обычаю, предлагает на выбор освободить от казни по случаю праздника Пасхи Иисуса Христа или разбойника и убийцу Варавву. Народ требует освободить Варавву, а Иисуса Христа распять. Иудеи кричат, что называющий себя царем не друг кесаря.
Услышав «это слово», Понтий Пилат сел на судилище, на месте, называемом «Лифостротон» (каменный помост). Но, прежде чем вынести приговор, он, как сообщают евангелисты Марк и Матфей, взял воды и умыл руки, перед народом сказавши: «Смотрите, не виновен я в крови праведника сего». «Кровь его на нас и на детях наших»,- отвечал ему народ. Тогда отпустил он Варавву, а Иисуса Христа велел, «бив, предать распятию». Кроме рассказа евангелистов, о Суде Пилата существуют многочисленные апокрифы, легенды. Они практически не вносят никаких новых деталей в рассказ о самом судилище, а все посвящены судьбе его главного участника- прокуратора Иудеи Понтия Пилата. Это направление литературного творчества не случайно. Если, исходя из евангельского рассказа, участие в суде первосвященников и народа иудейского может быть расценено как сознательно творимое зло, то Понтий Пилат предстает в нем колеблющимся и, обрекая Иисуса Христа на казнь, умовением рук пытается очиститься от крови «праведника сего». Поэтому апокрифы и легенды о судьбе Понтия Пилата, созданные в первые века христианства и даже в раннем средневековье самыми разными народами, пытались и в перипетиях этой судьбы обрести оценку его вины, увидеть в ней меру постигшего его наказания. Интересно при этом отметить, что апокрифы западных народов считают Понтия Пилата абсолютным злодеем, тело которого после самоубийства исторгают воды Тибра. А апокрифы восточно-византийского круга, признавая вину Пилата, во многом усугубленную именно пониманием им праведности Иисуса Христа, говорят, что после бесчисленных мучений и казни он обретает прощение Иисуса Христа.
Изображения Суда Пилата были в древнерусском искусстве уже в росписях храмов домонгольского времени. Но эти древнейшие образы очень плохо сохранились, так что судить о них сейчас трудно. Древнейшая сохранившаяся сейчас русская икона на этот сюжет- «Суд Пилата» 1497 г. из иконостаса Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря, где мастер вводит эту «страсть Христову» в состав праздничного ряда.
Создавая образ этого события таким, каким оно должно остаться в человеческой памяти, строго следует мастер евангельскому слову. На золотом фоне предельно просто и точно означает он преторию - «палаты Пилата»: очерчивает нежно-зеленую стену и желтую башню с дверным проемом, на фоне которых (а значит, внутри них) развертывается действие. Слева внизу изображен приведенный на судилище Иисус Христос, одетый в темную багряницу. Он окружен римской стражей в голубых пернатых шлемах. Руки его скованы, и сковавшую их цепь держит приведший его и на него указующий иудей. Подсудимый стоит у подножия помоста Лифостратона, на вершине которого на троне восседает вершащий суд Понтий Пилат. В знак своего прокураторского достоинства облачен он в царские одежды - золотой венец и украшенный золотой каймой с драгоценными каменьями бледно-зеленый дивисилий. Но косо стоит его трон, и на нем, тесно прижавшись к прокуратору, восседают бородатые первосвященники в зеленых, багряных, алых одеждах и особых головных покрывалах, а у нижнего конца трона стоит юноша в алых одеждах - «народ иудейский».
Это изображение противоречит прямому правдоподобию: иудейские первосвященники ни в коем случае не могли сидеть на одном троне с римским прокуратором, а народ иудейский, присутствовавший на судилище, представлял собой не одного юношу, а огромную буйную толпу. Но, нарушая правдоподобие, изображение это отвечает глубинному смыслу евангельского рассказа. Ведь согласно ему приговор Понтия Пилата был неразрывно связан с действиями первосвященников и народа.
И художник не просто соединяет вместе всех виновных в этом приговоре. Не отягощая изображение психологическими подробностями (они были бы неуместны в такой внешне неправдоподобной ситуации), но виртуозно очерчивая позы и жесты судий, он передает то и только то, чем каждый из них участвовал в осуждении Иисуса Христа. Предельно ясно развертываются в пространстве протекшие во времени этапы этого осуждения.   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet