Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Сюжеты и образы древнерусской живописи". Из книги Н.А.Барской

Образы Спаса, продолжение

  
Андрей Первозванный
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100

Легенда о Нерукотворном Образе утверждала не только то, что это изображение было создано по воле самого Иисуса Христа, но и то, что оно было создано им в помощь страждущему человеку. И эти свойства помощи и защиты связывались на Руси не только с тем изображением, которое почиталось как подлинный Нерукотворный Образ (до 1204 г. оно хранилось в Константинополе и исчезло оттуда после разгрома города крестоносцами), но и с его повторениями, поэтому «Нерукотворный Образ», «Спас Нерукотворный» часто на Руси помещали над вратами крепостей, на воинских стягах.
Многочисленны были и иконы, воспроизводящие Нерукотворный Образ. Древнейшая из сохранившихся - «Спас Нерукотворный», созданный в Новгороде в XII веке и принадлежащий сейчас Государственной Третьяковской галерее. На прямоугольной иконе, в центре ее, как и на натянутом на доску «плате Авгаря»,- только большеглазый лик с длинными прядями волос и небольшой чуть раздвоенной бородой - всегда узнаваемый в иконописи лик Спаса. Традиционные буквенные обозначения имени Иисуса Христа в углах иконы утратились, не сохранились и греческие буквы на перекрестии нимба, обозначающие «вечную сущность». Но золотом - знаком вечного света, как и много веков назад, сияет нимб. И преображен божественным началом узнаваемый облик Иисуса Христа, его человеческая плоть. Мощная линия с предельной ясностью, словно на века высекая их, вычерчивает благородные черты лика, высокие дуги бровей, тонкий нос, широко распахнутые удлиненные глаза. Отстраняясь от того, что развертывается перед иконой, отрешаясь от всего внешнего, темные зрачки этих глаз чуть сдвинуты в сторону: самоуглубленного покоя, в котором постигается недоступное, исполнен взгляд Спаса. Сияюща, непроницаема сама поверхность лика, написанного теплым розовато-желтым тоном, абсолютно слитными мазками, как говорили в старину, «плавями». Подтверждая особую природу этого лика, золотом по темной основе прочерчены обрамляющие его волосы, золото сверкает даже в очень живой, характерной, лежащей на лбу короткой прядке. Человеческое и недоступное, как и в евангельском предании о Спасе, соединено в его лике на этом древнейшем русском «Нерукотворном Образе». Безусловно в нем и одновременно абсолютно непостижимо то чудесное начало, дающее человеку помощь и защиту, о котором повествует предание о «первоиконе».

Два столетия отделяют эту икону от «Спаса Нерукотворного» конца XIV - начала XV века, принадлежащего сейчас Центральному музею имени Андрея Рублева. «Плат Авгаря» изображен здесь не натянутым на доску, а собранным в мягкие складки и отороченным тонкой каймой. Но он также занимает всю плоскость доски, и в центре его - Спасов лик, окруженный крестчатым нимбом. Черты его, вплоть до чуть раздвоенной на конце бороды, также очень близки к лику, изображенному на новгородской иконе XII века, но вызывают они иной строй мыслей и чувств. Высокая, недоступная сила, которой наделен и здесь лик Иисуса Христа, не облекает его непостижимым покоем, а исходит из него, обращена, приближена к человеку, и в этом приближении есть нечто грозное. С иконной доски словно надвигается на человека огромный нерукотворный лик. Его сложный разворот не отражение реального ракурса - лик как бы с обеих сторон повернут к зрителю, с особой силой обращен к нему. Как идущий от лика тревожный, трепетный свет, а не как его внешнее освещение предстают положенные поверх темной основы яркие белильные мазки - пробела. Прямо к стоящему перед иконой обращены огромные темные глаза, и их «вездесущий», проникновенный взгляд не имеет перед собой преграды, проникая в самые потаенные глубины человеческой души. И печально то, что открывается здесь Спасу,- именно этим рождена скорбь его глаз, скорбный изгиб губ. Этот всепроникающий взгляд, от которого невозможно укрыться, будоражит человека, обращает его самого в глубины собственной души. Приближая к человеку высокое духовное начало, высокий труд мыслей и чувств, эта икона вовлекает его в ответный духовный труд, требует его предельного напряжения. И в этом то «научение», та помощь, которую нес этот «Нерукотворный Образ», созданный в конце XIV -начале XV века, в эпоху, когда нравственный идеал на Руси определялся как созидание «внутреннего человека».
А несколькими десятилетиями позже, в самом начале XV века, когда созидание «внутреннего человека» стало пониматься как обретение им умиротворенности, был создан «Спас Нерукотворный», находящийся сейчас в Успенском соборе Московского Кремля. Здесь смягчаются черты Спаса, утрачивает свою резкость и тревожность идущий от лика свет, смягчены образующие его пробела. Иной оттенок обретает и взгляд: так же наделенный проникновенной силой, обращенный к «внутреннему человеку», он полон здесь глубокого и утешительного понимания.   Продолжение »


Реклама:
»  По привлекательной цене купить металлопрокат на любых условиях.

"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet