Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Мировоззрение Андрея Рублева". Из книги В.А.Плугина

е на лица судите, сынове человечестии..."

  
Апостол Павел
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

О Рогожском Спасе Н.П.Кондаков пишет так: «Икона представляет Спаса Вседержителя по образцу новгородских писем и в иконописном чисто русском типе... Но основной, так называемый «Новгородский» тип представляется здесь видоизмененным... Перемена заключается в тонах или красках иконы, сочных, чистых и глубоких... В иконописном типе сохранена древняя композиция благословляющего Спаса Вседержителя, включительно до двуперстного благословения, которое передано так же, как в мозаиках и иконах византийского письма: пальцы руки здесь согнуты или как бы сжаты, как на купольной фреске Святой Софии Новгородской. В отличие от мозаик и старых образцов новгородского письма, фигура нарисована выше и стройнее, овал лица сделан продолговатым и складки расположены мягче и натуральнее».
Таким образом, стиль и характер образа Спаса Н.П.Кондаков связывает с творчеством русских мастеров, по понятиям того времени, с новгородской школой, с распространением влияния школы Рублева), а иконографию, композицию возводит к греческим мозаичным и фресковым изображениям Пантократора, украшавшим купола и своды храмов. Это предположение Н.П.Кондакова представляется нам важным и убедительным. Аналогии здесь многочисленны. Укажем на изображения Христа на конхах апсид соборов в Чефалу (1148 г.) и в Монреале (1174-1189 гг.) и в особенности на образ Христа «жизнедавца» («Страна живых») в люнете над входом в храме монастыря Хора (Кахрие-Джами). Такого рода образцы были постоянно перед глазами Рублева. В связи с этим нужно отметить и указание Н.П.Кондакова на положение благословляющей руки, обусловливаемое натянутым гиматием. Большой и безымянный пальцы десницы звенигородского Христа (на иконах Облачного и Рогожского чинов) не соприкасаются, передавая как бы начало благословляющего движения. Нам представляется, что на формирование типа звенигородского Спаса кроме поясных изображений Пантократора определенное влияние оказали фигуры Христа, вроде представленной на мозаичной иконе конца XI - начала XII в. в Есфигмене. Композиционное построение рублевского образа легко позволяет представить Спаса во весь рост. Интересно, что одна из икон данного типа - греческая камея XI в. - происходит из Благовещенского собора в Кремле. Как верно заметил Н.П.Кондаков по поводу фрески Панселина, десница Христа окутана здесь складками по приему статуй античных ораторов. И образ Звенигородского Спаса - это образ оратора, или, переводя на язык христианских понятий, - учителя. Звенигородский Спас - воплощение и активный защитник правды, проповедник. Благословляя, он учит, ибо жест благословения часто означал одновременно поучение, наставление, проповедь.
Рублевский Христос-учитель мог импонировать людям самых различных убеждений и социального положения. Текст его проповеди уже прозвучал в устах высших иерархов церкви. С другой стороны, при желании в этом образе мог увидеть свой идеал даже новгородский еретик, ибо скромный внешний облик и громадная внутренняя сила рублевского Спаса отвечали понятию о моральном совершенстве как праве на учительство.
Чтобы понять, какое значение мог иметь образ Спаса с евангельским текстом «Не на лица судите...», созданный, как мы предполагаем, в кругу Рублева и распространившийся постепенно в трансформированном виде по всей Руси, нужно иметь в виду, что глубоко философская и вместе поэтическая формула-вывод, заключающая поучение, принадлежала к тем библейским текстам, которые были восприняты простым народом, совпав с его собственными представлениями о справедливости и став мерилом для оценки тех или иных событий и поступков.
Так, под 1343 г. в Никоновской летописи читаем: «Того же лета убиен бысть князь Иван Ивановичь Коротопол Рязанский, понеже убил брата своего князя Александра Михайловича Проньскаго, и сам тую же чяшу испил: и м же б о судом судил осудился, и ею же мерою мери возмерисе ему».
Эту мысль можно прочувствовать в летописи неоднократно, даже если она не выражена именно таким образом. Приведем несколько примеров, касающихся взаимоотношений с Ордой.
Под 1348 г. рассказывается об осаде татарами города Алексина: «Того же лета князь Темирь Ординский приходи ратью ко городу Алексину святаго чюдотворца Петра митрополита Киевского и всея Русии, и посад пожже, и со многым полоном возвратися во Орду; но бог избавляет раб своих от обидя-щих их, и отъмсти праведным своим судом: убиша бо его же слуги татарове во Орде того же лета, и тако окаянный зле погибе и з чяды своими».
Иногда мысль о возмездии ассоциируется с излюбленным поэтическим образом чаши. Ею во время «замятии» усердно поят друг друга ордынские цари и царевичи. 1359 год: «Того же лета в Орде убиен бысть царь Бердибек, сын Чянибеков, внук Азбяков, и з доброхотом своим окаанным Тавлубием князем темным и сильным, и со иными советники его; ииспи тую же чашу, ею же напоил отца своего и братью свою. И по нем сяде во Орде на царстве Кулпа и царствова месяцев 6 и дней 5, и многа зла сотвори. И тако и сему не стерпе суд божий, и убиен бысть от Науруса». 1361 год: «А царь Заволжьский Темирь Хозя, Хидырев сын, убежа за реку за Волгу, и тамо убиен бысть, седев на царствии точию месяцв един и седмье дней и тую же чашу испи, ею же напоил отца своего Хидыря и брата своего меньшого Кутлуя».   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet