Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Мировоззрение Андрея Рублева". Из книги В.А.Плугина

Некоторые вопросы биографии Рублева

  
Апостол Павел
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

Во-вторых, самый факт существования подписных рублевских икон почти не вызывает сомнений. Сколько бы мы ни говорили об имперсональности средневекового творчества, нам известны не одно и не два подписных произведения древнерусских ювелиров, резчиков, писцов, миниатюристов. Художники-монументалисты увековечивали свои имена в записях на стенах храмов. В ряде случаев так поступали и иконописцы. Известны автографы новгородского мастера Алексы Петрова на храмовой иконе Николы из церкви на Липне (1295 г.); его подпись воспроизведена художником XVI в. при реставрации иконы «многогрешного Михаила» на иконе Спаса, хранившейся в Благовещенском соборе (1337 г.?), Игнатия Грека на иконе «Тихвинской богоматери» (1383 г.), инока Аарона на чиновой иконе архангела Гавриила из Софийского собора в Новгороде (1439 г.).
Косвенным подтверждением существования аналогичных автографов Рублева может служить широкое распространение промены его икон, известное по вышеупомянутым источникам XVI в., и очень высокая их стоимость, равнявшаяся порой цене средней деревни. Не всякий покупатель разбирался в тонкостях живописи и потому вряд ли решился бы уплатить такую сумму, не будучи уверен, что его не обманывают. Гарантией подлинности иконы здесь могла быть подпись художника. Вероятно, в связи с этим имели место подлоги, но нужно предполагать наличие и действительных автографов Рублева, которым они, наверное, подражали. Интересно, что в описи Иосифо-Волоколамского монастыря 1545 г. составители ее Зосима и Паисий отличают иконы, бесспорно принадлежащие кисти Рублева, от произведений, приписываемых ему преданием («кажуть Рублева письма»). Возможно, что в первом случае речь идет о подписных произведениях.
И, наконец, по самому своему характеру «рублевский автограф» на силинской иконе с его сопоставлением сановного заказчика и «многогрешного» исполнителя примыкает именно к группе подписей названных выше художников XIII-XV вв.
Может быть, автор «рублевского автографа» скопировал надпись на какой-нибудь старой иконе, хранившейся вместе с «Преображением»? Во всяком случае, этот, по выражению Тихомирова, «нехитрый поддельщик» обнаружил удивительную для его времени искушенность в вопросах истории и искусства XV в., что заставляет отнестись к сделанной им записи с должным вниманием.
Неизвестны достоверные работы Рублева в жанре книжной миниатюры. Ряд исследователей издавна приписывает ему участие в иллюстрировании Евангелия Хитрово. Во всяком случае, его миниатюры очень близки к произведениям Андрея Рублева. Г.И.Вздорнов совершенно прав, когда называет образы фресковой росписи Успенского собора во Владимире «родными братьями и сестрами» миниатюр этой рукописи. Ряд подобных параллелей проводит и В.Н.Лазарев.
Если это не Андрей Рублев, то кто-то из его ближайшего окружения, из той художественной среды, в которой он вращался, из той живописной мастерской, к которой он принадлежал.
Что это за мастерская? Судя по экстраординарности манускрипта, здесь возможны только два ответа. Либо великокняжеская, либо митрополичья. Лазарев связывает появление группы роскошных рукописей, включающей Евангелие Кошки и Евангелие Хитрово, с деятельностью Феофана и его последователей, следовательно, с мастерской великого князя. Вздорнов склонен, по-видимому, отрицать само ее существование, считая центром московского лицевого книгописания мастерскую письма при митрополичьем кафедральном соборе. Но стиль миниатюр Евангелия Хитрово обнаруживает руку монументалиста, почему Вздорнов и искал их автора среди известных стенописцев. Но в то время как Рублев активно расписывает княжеские храмы, митрополит безмолвствует, летописи молчат о его успехах в этой области. Наверное, их и не было, а значит, не было и дружины стенописцев. Первенство здесь было за великим князем. Следовательно, можно думать, что миниатюры Евангелия Хитрово, столь рублевские по духу, созданы в придворной мастерской Василия Дмитриевича.
Отнесение Евангелия Хитрово к творчеству великокняжеских мастеров служит дополнительным аргументом в пользу причисления к ним Андрея Рублева. Предание давно уже связало имя Рублева с великим князем. Свидетельством тому являются иконы с надписью: «а письмо сий образ бывшего государева мастера московского Рублева». Их известно в настоящее время две: «Троица» из Затьмацкой церкви в Твери (XVI в.) и «Умиление» из собрания Ерофея Афанасьева (конец XVI - начало XVII в.). Кроме того, Н.П.Кондаков опубликовал относящуюся к XVI - нач. XVII столетия прорись иконы «Умиление» с совершенно аналогичной надписью. Обыкновенно здесь видели позднюю фиксацию предания об авторстве Андрея Рублева. Но его несостоятельность была настолько очевидна, что И.Э.Грабарь, основываясь на поздней живописи икон и тождестве надписей, пришел к выводу о существовании в XVI в. другого Рублева, подписывавшегося бывшим государевым мастером. Разумеется, как-нибудь доказать его существование Грабарю не удалось, а странному автографу «бывшего» царского изографа было бы затруднительно подыскать аналогию.   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet