Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Мировоззрение Андрея Рублева". Из книги В.А.Плугина

Эсхатологическая тема в древнерусской мысли

  
Апостол Павел
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

И когда 23 сентября 1385 г. встало солнце над Русской землей и «приде тучя с западные страны к востоку скоро велми, аки тма, и помрачи свет дневный до третиаго часа; и толь бысть темно, яко в осеннюю темную нощь», то народ был объят страхом - «не доведяху людие, что сие есть, и бысть скорбь и туга велиа в лю-дех; таже помале облаки те видяхуся наджелть суще, также и багряновидны и тонковидны; по иным же странам тогда облаки прехожаху в полъутра и во обед год и по обеде; инде же огненыа облацы хожаху, и искры падаху на землю и зажигаху;итоль страшно и грозно бысть, яко второе Христово пришествие мнет и всем». Это - чрезвычайно важные для понимания эпохи штрихи, показывающие, что эсхатология не имела формы какого-то абстрактного ожидания. Она властно вторгалась в повседневную жизнь, тревожа сознание постоянной возможностью осуществления. Только усвоив это, можно понять некоторые характерные аспекты мировоззрения современников Рублева.
И не удивляет, когда летописец, окончив рассказ о важнейших исторических событиях, с той же обстоятельностью повествует, например, о том, как августовской ночью 1401 г. «от полунощна и до света явишася столпи, а конец их в верху аки кровь, и бяше страшно видети». Или о том, как 8 декабря 1412 г. «бывшу князю Василью Михайловичи на праздник святаго Зачатиа в своем селе в Стражкове, и поющим им вечерню уже по прокимне, и в то время полете от града от Кашина змий велик зело и страшен, дыша огнем, и летяще от востока к западу, к некоему озеру, аки заря светяся, и виде его князь Василей Михайловичь и его бояре и вси людие, и по всем селом около города, и видяше его вси во един час».
По поводу одного из таких «знамений»- явления кометы в марте 1402 г.- новгородский летописец дал блестящую по выразительности оценку характера происходящих событий, философски осмыслив и обобщив переживания своих современников и наполнив живой жизнью уже знакомую нам схему. «Се же является грех ради наших: прообразуем и претить и велить нам покаятися от грех наших; убо, смею рещи, сбывается слово еуангельское, якоже сам Спас в Еуангелии рече: в последняя дни будут знамения велика на небеси, в солнце и в луне и в звездах, услышати же имать слух рати и нестроение и слышания брани; въстанеть бо язык на язык, и страна на страну, и царство на царство и будуть гладове, и мятежи, и пагубы, и трусы велицеи по местом, и страхования в мори, все же начало болезням; предасть же брат брата на смерть и отець чадо, и востануть чада на родителя своя и убьють я, и друг друга предасть и возненавидить и прельстить и за умножение безакониа исякнеть любы многых; будеть бо тогда печаль велика, и скорбь члове-ком, и туга языком, и гнев на людех, и страх повсюду. Да еже то в Еуангелии прежде Спас нам глаголаше, то ныне в последняя времена все сбывается, а реченная знамения на небеси в солнце и в луне и во звездах являю-щеся. А еже рече: въстанеть язык на язык и царство на царство, се бо въста-ша языци воеватися, ратующеся, ово же туркове, инде же фрязове, а инде ляхо-ве, а онамо немци, а овамо глаголемая литва...».
А под пером новгородского летописца тема «страшного суда» звучит как тема гражданская, выливаясь острой болью за тяжкие судьбы Родины. «Что ли поминаю татаров и турков и прочая язы-кы неверныа и некрещеныа? - развивает он свою мысль об участившихся в мире войнах и мятежах. Но мы сами, рекомыи крестиани, правовернии суще и православнии, створяем промежу собою рати и брани и кровипролития...». Таковы сильные мира сего. А вот их слуги: «...промеже ими бывають воини, обои суще правовернии християне, и суду и овоюду, овии по своем князи ратують, а друзии сь другую сторону, тако же православнии суще воини, зело побарающе за своего князя, и волею и неволею стоять, хотяще и дръзающе и главы свои положити за нь. И егда на суиме, тогда и в то время обои бьются нещадно и секутся без милости, и ту прочее жалостно видети и позор, плача достоин: по-доимет руку христианин на христианина, и воздвигнеть оружие свое друг на друга, скуеть же копие свое брат на брата, и поострить мечь свои любовник на любовника, и стрелами своими стреляеть ближний ближняго своего, и сулицею прободаеть сродник сродника, и племянник своего племянника низлагаеть, правоверный единоверного рассекаеть, и уноша стара седин не срамляется многолетних, и раб божий раба божия не пощадить...».
В голосе летописца звучит негодование. Фигура его вырастает на глазах. Перед нами уже не скромный описатель событий, а страстный обличитель пороков времени: «Да где ту любовь свершеная, юже Христос в еуангелии преда нам, глаголя: заповедь нову даю вам, да любите друг друга, и пакы: болии сея любве никтоже не имать, да кто положить душу свою за ближняго? Мы же нетокмо не полагаем душа своя за ближняго, но из ближняго извлачим ю, хотя-ще изяти ю оружием заколения...».
Сколько здесь сарказма и горькой иронии. Разделяя все заблуждения времени, этот безвестный книжник, в то же время как бы стоит над ним, с печальной усмешкой созерцая и лицемерие власть имущих, и рабскую преданность и фанатичную ограниченность их подданных. Его гражданский пафос сродни столь же высоким чувствам летописца батыева времени, закончившего свои раздумья о последних временах восклицанием: «О, горе льстецем и клеветником тем, которые для получения себе чести или имения к неправедным войнам и пролитию крови христианской и погублению людей, государству нужных, князей возмусчают и землю Русскую губят!».   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet