Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Мировоззрение Андрея Рублева". Из книги В.А.Плугина

Эсхатологическая тема в древнерусской мысли

  
Апостол Павел
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

Вот где ключи к разгадке «антицерковной» психологии новгородских мятежников. Стихийный материализм, во все времена присущий народу, сравнительно свободная атмосфера вечевого города, развязывающая личную инициативу, суровый жизненный опыт, приучивший надеяться только на свой «червленый вяз», - вот что породило этих людей.
Постепенно из этих социальных низов появлялись устойчивые носители антифеодальных настроений. Самый характер их деятельности неминуемо вел этих людей к столкновению с церковью. Угрозы близким небесным возмездием и карой на страшном суде заставляли отрицать и этот суд и все с ним связанное, или по крайней мере надеяться, что бог все простит. Так, нам представляется, возникла «антицерковная идеология» «лихих людей». Выкованная их бурной жизнью, она не прошла закалки в сознании и не приобрела четких форм в деятельности критического разума.
Ценно наблюдение Л.В.Черепнина о распространении выступлений, аналогичных происшедшему летом 1340 г. Так, нечто подобное произошло в том же Новгороде в 1342 г., когда на город снова обрушился пожар. Летописец замечает в связи с этим, что «много пакости бысть людемь и убытка от лихых людии, иже бога не боятся». Вероятно, все здесь совершенно аналогично тому, что произошло двумя годами раньше. Но показательно, что летописец обходится без упоминаний о воокресении мертвых и воздаянии по делам, ограничившись лаконичным «бога не боятся» и лишний раз подчеркнув, что за оброненной им ранее фразой ничего определенного не стояло. Л.В.Черепнин в данном случае характеризует эту фразу как «лапидарную», но «многозначительную формулу», за которой «скрывается признание поступков «лихих людей» действиями, направленными против господствующей церкви», и заостряет внимание на том, что во время пожара сгорел «ряд церквей». Однако нужно отметить, что церквей сгорело только три, о нападении на них летопись не сообщает, а предположение исследователя о «лихих людях» как виновниках пожара остается лишь предположением.
Л.В.Черепнин полагает, что аналогичные события имели место в Новгороде и во время пожара 1399 г., анализируя помещенный в летописи под этим же годом рассказ о построении архиепископом Иоанном «с новгородци» церкви Покрова богородицы «на Зверинци», который заканчивается молитвой к богородице. Л.В.Черепнин видит здесь непосредственный отклик на только что отшумевшую грозу. «Ясно, по-моему, - пишет он, - что основная идея этой молитвы заключается в том, что должно быть сохранено единство церкви, что во имя этого единства все новгородцы должны сплотиться вокруг своего духовного пастыря «владыки» Иоанна. Читая же текст помещенной на страницах Новгородской летописи молитвы, невольно думаешь: по-видимому, во время пожара в Новгороде в 1397 г. (пожар был в 1399 г.) опять имело место движение против архиепископа как главы господствующей церкви, который берется под защиту летописцем».
На наш взгляд, это обычная молитва, произнесенная, видимо, при освящении Покровского храма. Вряд ли она имеет прямое отношение к пожару 1399 г.
«По-видимому, наибольшее распространение такая форма классовой борьбы, как поджоги и разграбления городским плебсом церквей, нашла в Новгороде, - резюмирует Л.В.Черепнин. - Это и естественно. Классовые противоречия там были особенно обострены. Но аналогичные явления имели место и в других русских средневековых городах. Так, во время пожара 1408 г. в Ростове, как говорит летопись, богатые люди пытались спасти свое богатство, вынося принадлежавшие им вещи из объятых пламенем дворов и церквей на суда и плоты, стоявшие на Ростовском озере. В это время бедняки стали забирать у богачей имущество, а их самих топить».
На примере деятельности грабителей церквей в Новгороде видно, что всякое проявление антифеодальных настроений как формы классовой борьбы на Руси, в это время выражалось, в конечном счете, в отрицательном отношении к эсхатологии, этому важному положению христианского богословия. Можно, таким образом, согласиться с Л.В.Черепниным, что «действия поджигателей церквей были проявлением радикальной антицерковной идеологии городского плебса». Это был первобытный, стихийный радикализм. На высшую ступень он поднялся в учении стригольников.
Правда, фактически нам ничего неизвестно об этой стороне их учения. Мы знаем о ней только из послания Фотия в Псков от 22 июня 1427 г. «Слышание мое, сынове, - писал митрополит псковичам- еже в преизначальных жи-телъств ваших православных еже межди вас, богоизбраннаго Христова стада, сущих ныне некоторых невовъзмущенных от пропинаемых диавольских сетей, и того яда отриновением, слышу тех некоторых, яко отступлены от бога, о своем крестьянстве небрегуще, но и чин вели-каго божиа священства, иночъства яко ни во чтоже полагающе, но и умаляюще; и тех по слышанию слышу, иже яко садукеем онем проклятым подражающе суть, еже и яко и въскресению не на-деюще быти мняху». Охарактеризовав это заблуждение еретиков как помрачение духовных очей, инспирированное «диаволом», Фотий восклицает: «И аще же, чрез то суть в вас таковии обретающейся ересоводци, покрадени от врага диавола, и тех божественых апостол и богоносных отець укрепления и основание рушаще, и чин великаго того божиа священньства и своего хрестьанства яко уничижающе, по выше о тех реченному, конечне яко не надеющееся и въскресению быти: и о сих же падении, богу ве-дущу, колико ми есть рыдание!».   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet