Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Мировоззрение Андрея Рублева". Из книги В.А.Плугина

Звенигородский чин

  
Апостол Павел
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

Кроме того, наличие фресок на западных гранях восточных столбов (белые кресты по темному фону над нижним ярусом с изображением праведников) лишает высказанное предположение всякого основания. При подобном расположении икон получается, что одна изобразительная система, в данном случае фресковая, «пересекает» другую, иконную, расчленяя и нарушая ее единство. Три части деисуса оказываются разобщенными, что не могло иметь место. Все это лишний раз свидетельствует о том, что Звенигородский чин не мог быть связан с каменным собором Савви-но-Сторожевского монастыря».
Последнее соображение М.А.Ильина не кажется убедительным. Ведь «пересечение систем» имело место при формировании высокого иконостаса. И если там оно вызвало иные художественные решения, то возникли они не сразу. Кроме того, в данном случае этого пересечения первоначально могло и не быть, так как время фресковой росписи алтарной преграды и столбов точно неизвестно. Г.И.Вздорнов, опираясь на найденные им материалы, довольно обоснованно датирует ее 1425-1434 гг. В целом же аргументы М.А.Ильина достаточно красноречивы, особенно если учесть, что нам известны чины, прекрасно вписывающиеся в пространство между центральными столбами каменных храмов и, следовательно, именно для них и предназначенные. Например, Облачный чин Никольского Единоверческого монастыря (общая ширина икон 427 см). Несомненно, что композиции такого масштаба писал и Рублев. Деисусы, подобные звенигородскому, самыми своими размерами свидетельствуют против аналогичного предположения. Они не могли ни поместиться между центральными столбами, ни полностью закрыть восточные пролеты трех нефов, ибо при примерно равной ширине икон центр чина относился к его боковым частям как 1,5: 1, тогда как отношение по ширине центрального нефа к боковым при определении ширины последних окружностью, очерченной из угла подкупольного квадрата, с радиусом, равным половине его диагонали, было близко 2:1.
Поэтому в каменных храмах с членением интерьера пилонами деисусные чины таких масштабов могли быть поставлены только перед алтарными столбами, закрывая их, что можно допустить лишь в виде исключения. Следовательно, основное назначение этих чинов вырисовывается с полной очевидностью. Крупномасштабные деисусные композиции должны были украшать алтари бесстолпных деревянных или каменных церквей. Есть все основания думать, что для такой церкви Рублев и написал Звенигородский чин.
Между тем, если говорить о каменных храмах, то для монастырского, митрополичьего и княжеского строительстве Москвы рассматриваемого периода они не характерны, и церковь в селе Каменском является одиноким памятником (начала?) XV в. Опираясь на запись с существовании еще в XVIII в. в Саввино-Сторожевском монастыре «иконостаса Рублева», отождествляемого им с Звенигородским чином, М.А.Ильин пришел к выводу, что последний был написан Рублевым для деревянной церкви этого монастыря, построенной Саввой между 1398-1406 гг. и известной по древней службе игумену.
Действительно, если предположить, что в монастырской записи 1758 г. идет речь о каком-то другом рублевском иконостасе, то придется считаться не только с его бесследным исчезновением, но и с наличием в Звенигороде еще одного аналогичного произведения Рублева, совершенно обойденного источниками.
Правда, отождествление не решает вопроса о происхождении чина из Саввино-Сторожевского монастыря (а также из Звенигорода вообще) бесповоротно. Он мог попасть сюда и позднее. Например, в середине XVII в., когда, как отмечает В.И.Антонова, к Сторожевской обители было приписано 19 монастырей и пустынь. Возражая против этого мнения, М.А.Ильин пишет, что в таком случае иконы Рублева «должны были бы занять в монастыре подобающее им место. Однако для каменного собора начала XV в.в середине XVII в. был изготовлен существующий и по сей день новый иконостас, так как иконы Рублева не подходили к только что расписанному фресками каменному собору». Однако Звенигородский чин Рублева не только не подходил к позднему декоративному ансамблю, но, как доказал М.А.Ильин, не мог хорошо разместиться в алтарном пространстве собора. А поэтому, если его и привезли в монастырь откуда-то в XVII в., он не мог конкурировать с развитыми иконостасами этого времени и занять их место в восточной части храма.
Таким образом, мы не знаем точно, ни когда попал в Саввин монастырь «иконостас Рублева», ремонтировавшийся в 1758 г., ни где он там размещался, ни что он собой представлял (может быть, следует иметь в виду тот соборный высокий иконостас, который был заменен в XVII в. ныне существующим?). Сомнения по всем этим вопросам остаются.
Какие-то деисусные иконы украшали стены Успенской церкви на Городке в самом конце XVI в.
Тем не менее построение М.А.Ильина о тождестве монастырского «иконостаса Рублева» с звенигородским деисусом и написании его для деревянной Рождественской церкви Сторожевской обители, созданной Саввой, остается достаточно вероятным. И в настоящее время это единственная приемлемая гипотеза, которая связывает Звенигородский чин с конкретным архитектурным памятником. Соглашаясь с ней, мы, по-видимому, получаем и хронологические рамки для этого произведения Рублева, ибо естественно думать, что чин был заказан к моменту построения храма. Таким образом, нижнюю границу его написания нужно относить к 1398-1399 гг., когда Савва ушел из Троицкого монастыря на Сторожи, а верхнюю дает время смерти Саввы - 3 декабря 1407 г.   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet