Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Мировоззрение Андрея Рублева". Из книги В.А.Плугина

е на лица судите, сынове человечестии..."

  
Апостол Павел
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

Во-вторых, за сравнительно короткое время этот текст проник в искусство разных, экономически и политически еще мало связанных между собой русских земель, причем появился на различных по иконографическому типу изображениях. Например, в Новгороде мы видим его на иконах «Спаса в славе», тогда как в Москве такой перевод не привился. Это говорит о том, что этот мотив получил распространение не в результате чисто художественных связей между русскими княжествами. Самой крепкой идеологической связью была тогда церковь, обладавшая наиболее четко организованным аппаратом и на практике показавшая прекрасные контракты между своими иерархами в деле борьбы против оппозиционных течений. Вспомним участие Фотия в борьбе с псковскими еретиками или тот факт, что «списание на стриголникы» Стефан Пермский «дал владыце ноугородцкому Алексею». Может быть, владыки в фелонях консультировались между собой и по вопросам церковного искусства.
В-третьих, уже при ближайшем ознакомлении с текстом здесь чувствуется чья-то направляющая рука. Дело в том, что в отличие от других подобных изречений, использовавшихся иконописцами, это была не просто цитата. Текст носит на себе следы редакторской работы, ибо он не един, а собран из двух частей. Первая:
«Не судите на лица (сынове человечестии),
Но праведный суд судите» - взята из евангелия от Иоанна (VII, 24). Вторая:
«Им же бо судом судите, судят вам; и в ню же меру мерите, возмерится вам» - из евангелия от Матфея (VII, 2).
Такая работа по компиляции и сведению текстов была не то что не по плечу, она просто не входила в круг обязанностей иконописца и вряд ли могла быть им выполнена.
Если принять во внимание, что впервые такие тексты появились в рублевской Москве, то инициативу взяла в свои руки митрополия, а затем ее подхватили и в епископиях.
Чем же было вызвано редактирование надписи? Почему, например, не воспользовались полным текстом от Матфея: «Не судите, да не судимы будете. Им же бо судом судите...» и т.д.? Именно так защищался Стефан Пермский против стригольников, стремившихся во все вникнуть, обо всем «рассуждать», чтобы обвинить «ерея божия». Стефан ссылался на Христа, который, зная о предательстве Иуды, «не осуди его преже суда»67. «Что видеши сучець во очесе брата своего, а у себе не чуеши берна во оце своем, - цитирует епископ Матфея, - «...изымиши, лицемере, первое берно иво очеси своего» (Матф. VII, 3, 5). И, наконец, резюмирует: «а недостойно их (священников) осужати, по реченному: «Не осужайте, да не осужени будете; им же судом судите, осудится вам».
В данном случае стояли, по-видимому, несколько иные задачи. Мы видели, какой острый резонанс вызывал в различных слоях народа вечный вопрос о правде и праведном суде, получивший в это время эсхатологическую окраску - своеобразное отражение общественных противоречий внутри феодального государства. С подобными настроениями нельзя было не считаться. В этой обстановке и возник в искусстве новый образ Спаса - образ справедливого судии. И примиряющему, сглаживающему противоречия тезису: «Не судите, да не судимы будете...» следовало предпочесть более активный, утверждающий деятельную справедливость.
Интересно в этом смысле сопоставить евангельский текст икон с «Мерилом праведным», первая часть которого заключает слова и поучения различных церковных авторитетов о праведном суде, судьях и боге как источнике правды. Здесь, например, можно встретить поучение: «Давид цесарь и пророк учить и претить не на лице судити ни по мьзде, ни оклеветати. Право судите, судите сынове человечестии...». Или из Второзакония: «Судите праведно... не познаеши лица на суде, ни приимеши мьзды, но малу и велику судиши, не имаши обинутися лица человецська; яко суд божий есть». Наконец, «Слово святаго пророка Исайя к немилостивым князям и злым судьям. Сице глаголеть господь вседержитель: суд праведен судите... (иначе обиженные) взопиють ко мне и услышю я, и пошлю на вы мечь ярости, и вынесу вы яко в вихре во вся языки... зане даете землю в запустенье пролия-ниемь крови многая, и непокорениемь брат брату, и закон мой уничьжисте, и церкви моя осквернисте...». Основное назначение «Мерила праведного»-дать пособие для судей. На втором листе рукописи упоминается о великом князе - главном страже праведного божия суда на Руси: «Добро бо от бога к божию слу-зе начати великому князю». А на обороте первого листа помещена миниатюра с изображением «праведного судии», очевидно, царя Соломона, над которой написано киноварью: «Который праведный судья, по достоинству смотря, аки от степени на степень, от разума на разум и от силы в силу смерть и живот в руце языка». Фигура судьи заключена в медальон, украшенный аканфом, с шестиконечным крестом наверху. Он сидит на престоле без спинки, в красном царском наряде. Голову его украшает нимб, руки разведены в стороны. В правой, по-видимому, евангелие, в левой - меч («смерть» и «живот», «правда» и «меч ярости»).   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet