Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Мировоззрение Андрея Рублева". Из книги В.А.Плугина

Некоторые вопросы биографии Рублева

  
Апостол Павел
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

Монашеский период жизни Рублева - это сложный вопрос, нуждающийся в специальном исследовании. Выскажем лишь некоторые предположения.
Признавая, как это видно из сказанного выше, известную вероятность сведений, сообщаемых «Сказанием о святых иконописцах», можно допустить оспариваемое ныне предположение о том, что иноческий путь Рублева начался в стенах Троице-Сергиева монастыря. Но в таком случае период его «послушания» там был очень недолгим. Иначе принадлежность Рублева к троицкой братии должны были бы отметить или Епифаний Премудрый, или хотя бы Пахомий Логофет, писавший уже в то время, когда вокруг имени почившего художника быстро разрастался ореол славы. Или, наконец, бывший игумен Троицкого монастыря «старец Спиридон», со слов которого рассказывал о подвижниках русских монастырей в своем «Отвещании любозазорным» Иосиф Волоцкий Таким образом, можно считать несомненным, что конкретной монашеской средой, окружавшей Рублева, была не троицкая, а, по-видимому, андрониковская братия.
Вероятно, поэтому и авторство Рублева в отношении «Троицы» удержалось лишь в зыбком предании, что косвенным образом свидетельствует и в пользу ранней даты написания иконы. Соответствующую фразу «Сказания о святых иконописцах» («повеле при себе образ написати пресвятыя Троицы») следует понимать как указание не на последние дни жизни Никона, а на время пребывания Рублева в «послушании» у троицкого игумена, до ухода в Москву. Возможно, «Троицу» следует датировать началом XV в., и нет никакой необходимости приурочивать время ее написания к созданию соборного иконостаса.
Может быть в Андрониковой монастыре Рублев впервые встретился с Даниилом Черным. В «Отвещании» Иосифа Волоцкого Даниил назван «учителем» Рублева. Споры вокруг достоверности этого определения были вызваны тем, что исследователи понимали выражение Иосифа в смысле учительства в иконописании. Но здесь между художниками слишком мало общего, и В.Н.Лазарев вполне логично отверг это свидетельство. Представляется, что «Отвещание» Иосифа Волоцкого - источник весьма надежный, заслуживающий доверия И все дело в том, что Иосиф затрагивает совершенно иной ряд отношений; его интересуют столпы монашеского подвижничества, ученическая преемственность выдающихся иноков: «Бяше же святый Андроник великими добродетельми сия и с ним бяху ученицы его Савва и Александр и чудни они и пресловущии иконописцы Даниил и ученик его Андрей и друзии мнози таковы же...». Андроник как основатель монастыря, является здесь, с одной стороны, учителем всей монастырской братии, с другой, в первую очередь, Саввы и Александра, а учителем Андрея является Даниил. Об иконописании последних Иосиф, страстный почитатель Рублева, конечно, не мог не упомянуть и посвятил художникам еще несколько поэтичных строк. Но смысл, в котором употреблено по отношению к Рублеву слово «ученик», не вызывает сомнений как в силу сказанного выше, так и потому, что в дальнейшем Иосиф повествует все-таки не об искусстве художников, а об их постоянной устремленности к божеству, т.е. имеет в виду их иноческий подвиг. Не следует забывать также, что в житии Никона Андрей и Даниил именуются «сопостниками», а это скорее всего соответствует отношению первого ко второму как ученика к своему «старцу».
Данные житий Сергия и Никона как источников для биографии Андрея Рублева могут быть использованы в полной мере только после окончательного разрешения вопроса о взаимоотношениях их редакций и списков, ибо исследователь сталкивается здесь с рядом противоречивых и трудно согласуемых между собой сведений. Впрочем, эти противоречия обязаны своим происхождением не только движению текста, но и специфике жития как агиографического источника и как продукта средневековой мысли. Находящийся в центре внимания жизнеописателя образ святого соответственно организовывает структуру повествования, давно ставшую шаблонной. Одним из требований этой структуры является как раз непротиворечивость изложения, выражающаяся в целенаправленном отборе фактов. Оборотной стороной этого явления было то, что мы сейчас назвали бы фальсификацией, хотя речь отнюдь не всегда может идти о сознательном искажении истины. Агиограф мог не только пройти мимо ненужных ему фактов, но и пожертвовать точностью кое-каких частностей ради единства целого. Если же над житием работал не один агиограф, то неизбежно сказывается неодинаковый подход авторов к своему материалу, неодинаковость его сюжетной обработки.
В житии Сергия к числу интересующих нас проблем относится время росписи Рублевым собора Андроникова монастыря. Одна из редакций относит это-событие к последним годам жизни художника, когда был создан и самый каменный храм, другая - относит построение церкви и ее роспись ко времени Андроника. Наконец, В.Г.Брюсовой удалось обнаружить список, в котором указывается, что все происходило при митрополите Киприане. На этом основании В.Г.Брюсова несколько поспешно сделала слишком категорический вывод о том, что роспись собора Андроникова монастыря относится к числу ранних работ Рублева.   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet