Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Мировоззрение Андрея Рублева". Из книги В.А.Плугина

Звенигородский чин

  
Апостол Павел
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

М.А.Ильин, однако, не согласен с такой датировкой. По его мнению, Звенигородский чин не мог быть написан ранее благовещенских икон и владимирских фресок, уступающих ему в художественном отношении. «Получается, - пишет он, - что в начале XV в. Рублев выполнил фрески (Успения на Городке) и Звенигородский чин, отмеченный печатью высокого художественного мастерства, а затем, в 1405 г., под руководством Феофана Грека написал иконы, в которых лишь намечаются черты, характерные для его искусства. Три года спустя Рублев начинает крупные работы во Владимире, где более определенно складывается то, что столь полно выражено в Звенигородском чине и в «Троице». Последняя же, как известно, создается несколько позднее. Естественно, что такая хронология его произведений выглядит мало убедительной, поскольку во время работы в Звенигороде
Рублев уже не начинающий художник, а сложившийся мастер. Все это склоняет нас к тому, чтобы относить чин к зрелой поре творчества Рублева, а не к раннему периоду. Более того, если принять существующую в литературе дату, то трудно объяснить как второстепенную роль Рублева при создании иконостаса Благовещенского собора, так и непонятную сдержанность художественного языка, присущую созданным им иконам. Очевидно, Звенигородский чин написан после иконостаса Благовещенского собора и намного превосходит то, что было здесь сделано художником».
Соглашаясь с автором, что Звенигородский чин относится к зрелой поре творчества Рублева, остается непонятным, почему М.А.Ильин считает временем расцвета художника конец 10-х годов XV в. (так он датирует звенигородские иконы), когда Рублеву было уже больше пятидесяти лет. Можно согласиться и с тем, что «Троицу» и Звенигородский чин разделяет небольшой промежуток времени, но откуда именно М.А.Ильину «известно», что первая написана «поздно», (насколько можно понять автора), а также в конце 10-х гг.?. В первой главе монографии отмечалось, что «Сказание о святых иконописцах», на которое обыкновенно ссылаются при датировке «Троицы», используется искусствоведами, в частности В.И.Антоновой, очень субъективно и его данные свидетельствуют скорее в пользу более ранней датировки (начало XV в.). А отсюда следует делать выводы и о времени написания Звенигородского чина.
Что же касается сопоставлений (сделанных М.А.Ильиным) звенигородских икон с иконами Благовещенского собора, то этот вопрос весьма сложен. М.В.Алпатов, например, находит возможным создание деисуса одновременно с благовещенским иконостасом8. Сам М.А.Ильин отмечает зависимость в последнем случае Рублева от Феофана и необходимость как-то следовать манере греческого живописца, тогда как при работе над Звенигородским чином он был совершенно свободен в своем творчестве. Более низкий художественный уровень благовещенских икон (хотя среди них есть и такие, как «Преображение») сам по себе также ничего не решает, ибо нельзя же представлять путь художника в виде ровного поступательного движения без взлетов и спадов. А главное, мы не знаем точно, когда был написан иконостас Благовещенского собора. Утвердилось мнение, будто на языке летописцев XIV-XV вв. выражение «подписать церковь» означает не только роспись стен, но и создание иконостаса. Мнение это не имеет достаточной фактической опоры и может быть в какой-то мере справедливо только в том случае, когда церковь расписывалась в ближайшие годы после ее возведения.
Возможно, что иногда иконостас заказывали иконникам заранее. Во всяком случае, жесткой связи между этими двумя заказами не было. Ссылка М.А.Ильина на украшение Троицкого собора Сергиева монастыря, которое, по мысли автора, произошло четыре-шесть лет спустя после постройки церкви, недостаточно убедительна: либо составитель жития Никона говорит здесь только о фресковой росписи, либо до прибытия Рублева в Троицком соборе использовался какой-то старый иконостас. В житии Никона сказано, что еще до появления андрониковских мастеров игумен «многами добротами украсив» собор и ему лишь хотелось видеть декоративный ансамбль, созданный в «похвалу Сергию», окончательно завершенным.
Возможно, что и иконостас Благовещенского собора был создан ранее росписи, к моменту, сооружения церкви (90-е годы XIV в. - 1405 г.).
Важный аргумент М.А.Ильина - сопоставление с владимирскими произведениями Рублева; но если говорить о фресках, то нужно учитывать, что, подобно большинству художников своего времени и круга, Рублев был более иконник, чем монументалист. Это видно, например, по несколько дробной моделировке лиц, более подходящей для иконного образа. Здесь многое зависело от практики, а она была прежде всего иконной. Во-вторых, фрески, над которыми работала целая артель, разного качества, и такие фигуры, как архангелы Михаил и Гавриил из Гетимасии, выдержат какое угодно сравнение.
Наконец, сопоставляя иконы апостола Павла из Звенигородского, Владимирского и Троицкого чинов, автор считает, что лик Павла из Владимирского чина «не обладает достаточно определенной характеристикой, присущей как произведениям Феофана, так и работам самого Рублева. Поэтому есть все основания считать, что Звенигородский чин написан позднее, ближе ко времени создания иконостаса Троицкого собора».   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet