Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Раздаяние хлеба". Иконостас Троицкого Собора

  
Икона Спас (но не "Раздаяние хлеба")
  

Быть может, иноки Сергиева монастыря носили эту простую одежду, а мастер, наиболее простодушный из всех, запечатлел ее в той композиции, которая могла напоминать ему литургию, когда монастырская братия подходила к причастию, подобно апостолам. Виденное мастером отразилось и в смиренной согбенности апостолов, сиротливо толпящихся у престола, тогда как в «Раздаянии вина» мастер изяществом поз, изысканностью обстановки и взволнованностью апостолов стремился передать действие далекое от обыденности.
По складкам одежд видно, что юные апостолы, как и другие, протягивают руки к Христу. Кажется странным, что ноги крайнего из них не изображены художником, хотя они должны быть видны. По-видимому, ему важнее было передать слитность толпящихся апостолов, объединенных ритмом трех склоняющихся фигур, тогда как мастер «Раздаяния вина» заботился о передаче движения, исполненного изящества почти как в танце.
Поражают своей необычной для иконописи свободной трактовкой головы юных апостолов, один из которых дан в профиль, нисколько не напоминающий палеологовский. Их своеобразные живые лица сосредоточенно серьезны. Удивительно, что такие юные лица встречаются и в других иконах праздничного ряда троицкого иконостаса, например в «Воскрешении Лазаря», «Входе в Иерусалим», в «Вознесении», «Раздаянии вина», в «Сретении» профиль Анны напоминает апостола из «Раздаяния хлеба», но все они не единообразны, каждый художник делает их по-своему. Общим остается интерес к юным лицам и наивная неумелость, какая-то неуверенность рисунка, например профиль юноши, стоящего первым в ряду встречающих Христа во «Входе в Иерусалим», профиль Анны в «Сретении» и крайнего слева апостола в «Вознесении». Не следует ли в этих случаях искать желание художников изобразить по-своему второстепенные персонажи, не столь строго установленные иконографией? Не этим ли объясняется живость и своеобразие этих лиц? В праздниках вообще много юных лиц, трактованных то традиционно, то свободно. Не проявился ли в этом интерес к ним, как символу девственности? Ведь не случайно, что Дмитрию Солунскому и Георгию из «Деисуса» так трудно найти аналогии, особенно Дмитрию.
Апостолы ступают по светлому розовато-лиловатому позему с голубыми разводами и легкими пробелами, оттененному внизу более темной полосой. Несмотря на относительную плотность красочного слоя, позем сильно утрачен. Апостолы слева даны на фоне пепельно-серого тона и светло-коричневой, в тенях и желтовато-розовой в освещенных местах архитектуры, а в середине - на более светлом воздушно-сером фоне. Сложное, фантастическое здание эллинистического характера лишено всякого конструктивного смысла и кажется висящим в воздухе. Не будучи ни с чем органически связанным, оно, однако, направляет взгляд зрителя к месту главного действия, т.е. к раздаянию хлеба Христом, и как бы подталкивает жмущихся друг к другу апостолов к престолу и уравновешивает слева киворий и престол, стоящие справа.
Здание поставлено косо и как бы выступает вперед. Слева две небольшие красновато-коричневые колонки, напоминающие деревянные балясины, поддерживают выступающую из стены небольшую площадку. У них желтые прямоугольные постаменты и темно-зеленые капители, перехваченные в середине наподобие шпулек. Эти колонки как бы делают шаг вперед вправо, который продолжают находящиеся ниже апостолы. Справа из стены с темным проемом выступают два блока, причем верхние выступы их повисают в воздухе, а внизу спускаются к апостолам. Колонна на постаменте в середине вверху и описанное здание слева эллинистического характера кажутся сделанными из дерева простонародным русским мастером.
Несмотря на примитивность и наивную неслаженность композиции и построения архитектуры, мастеру «Раздаяния хлеба» удалось передать ощущение свободы и незагроможденности пространства, в котором нет тесноты, и создать настроение жизнерадостной красочности. Непритязательный ритм всего произведения успокаивает и дает ощущение отдыха и уверенности в том, что все здесь ясно, просто и благорасположенно, как мягкое чередование чистых и ярких, бледных и нежных тонов с глубокими темными тонами. Какое-то ласково любовное внимание к человеку и цветению колорита приобщает художника к мастерам рублевского круга, хотя он и не обладает многими качествами, характерными для них.

Продолжение »

Иконы иконостаса Троице-Сергиевого Монастыря:

  1) Благовещение - стр 2 - стр 3
  2) Рождество Христово - стр 2 - стр 3 - стр 4
  3) Сретение Христово - стр 2 - стр 3 - стр 4
  4) Богоявление - стр 2 - стр 3
  5) Преображение Господне - стр 2 - стр 3
  6) Воскрешение Лазаря - стр 2 - стр 3 - стр 4
  7) Вход в Иерусалим - стр 2 - стр 3
  8) Омовение ног - стр 2 - стр 3 - стр 4 - стр 5 - стр 6 - стр 7 - стр 8
  9) Тайная вечеря - стр 2 - стр 3 - стр 4 - стр 5
10) Раздаяние хлеба - стр 2 - стр 3
11) Раздаяние вина - стр 2 - стр 3
11) Распятие - стр 2
12) Жены мироносицы у гроба - стр 2 - стр 3 - стр 4



"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet