Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Богоявление". Иконостас Троицкого Собора

  
Икона Спас (но не "Богоявление")
  

Внизу на переднем плане стоят два ангела склоняясь, они протягивают в сторону Христа руки, покрытые пышными складками одежд, как восприемники крещаемого. Их позы свидетельствуют о сознании ими торжественной значительности момента. На ангелах голубые хитоны. На ближайшем к Христу - гиматий прозрачный, светлый зеленовато-коричневого тона. На правом колене ангела сохранились следы желтовато-белых пробелов. На другом ангеле, стоящим за первым, гиматий светлый лиловато-красновато-коричневой черлени с голубовато-белыми пробелами. Фигуры ангелов, стоящих на переднем плане, заслоняют собою двух других, стоящих выше на втором плане. Крайний - ближе к Христу - виден только по плечи. Он в красной киноварной одежде, которая ниже просвечивает между голов ангелов, стоящих на переднем плане. Он так же, как они, склоняясь, протягивает покровенные руки ко Христу, но в его позе меньше торжественности, чем у них.
Четвертый ангел в светло-голубой одежде, подняв покровенные руки и голову вверх, как бы созерцает в молитвенной позе голубой луч и спускающегося на Христа голубя, прислушиваясь к гласу, исходящему с неба в виде голубого сегмента: «Се есть сын мой возлюбленный, о нем мое благоволение».
Внимание Предтечи и трех ангелов занято исключительно таинством крещения Христа, и только этот ангел созерцает акт богоявления в трех лицах. Именно он и его молитвенная поза должны были по мысли художника напомнить зрителю о том, что изображается момент явления миру не только сына, но и всей троицы. В других иконографических изводах «Богоявления» четвертый ангел обычно отсутствует, но в среде художников, особенно чутко относящихся к философской концепции троицы, этот персонаж выполняет весьма существенную роль и выделен звучным большим голубым пятном, от которого в настоящее время остались лишь следы яркого голубца.
Лики ангелов столь плохо сохранились, что о них говорить трудно, но следы розовато-желтого мягкого вохрения, как на теле Христа, остались. Прически с голубыми повязками у ангелов не слишком пышны и высоки, отчего нежные овалы их ликов не кажутся хрупкими. Стройные фигуры ангелов не отличаются чрезмерной удлиненностью. Они были, по-видимому, мягко воздушными, объемными, обладали благородным достоинством без тени утрированного изящества, что характерно для Рублева и его последователей.
Небольшие охряно-желтые крылья ангелов имеют светло-голубые папоротки, как у ангелов рублевской «Троицы».
Довольно тесная группа четырех ангелов в светлых одеждах не перегружает правой части композиции и с нарочитой легкостью опирается на две точки опоры - ноги нижних ангелов, от которых линии одежд и скал образуют как бы взлетающие, расширяющиеся кверху формы. Вверху же группа ангелов уравновешивается слева фигурой Предтечи, связанной с ними общим движением преклонения перед Христом, стоящим в центре композиции.
Движение Предтечи и ангелов встречаются и взаимно связываются несколько выше середины иконы на уровне груди и головы Христа, создавая как бы пересечение двух осей движения по диагоналям: снизу из угла слева «верх в правый угол и слева сверху, вниз вправо. Из сферы этих движений выпадает четвертый ангел в молитвенной позе, отчего он привлекает к себе особое внимание зрителя. Цвет его одежды голубой, как воды Иордана, связывает его с пейзажем более, чем с человеческими фигурами.
Оба пересекающиеся направления движения, которыми проникнута композиция, как бы заданы и указаны движением рук Христа: согнутой в локте правой, задающей движение человеческим фигурам, и опущенной вниз и более мягко согнутой левой, определяющей движение вод и скал.
Этим достигается характерная для праздников троицкого иконостаса диагональность построения движения и ритмов, равновесие без строгой симметрии и органическая зависимость целого от малого, но главного, живая подвижность воздушных форм и цветовых взаимоотношений и сочетание интимности с торжественной значительностью.
«Богоявление» является единственным праздником, по отношению к которому можно предполагать авторство Андрея Рублева, но большая фрагментарность живописи не позволяет делать какое-либо окончательное суждение.
Сравнительный анализ икон «Богоявления» в соборах Благовещенском (в Кремле) и Троицком (в Троице-Сергиевом монастыре) с необыкновенной ясностью показывает развитие той ритмической гармоничности стиля рублевской школы живописи, когда появляется желание сказать про троицкое «Богоявление», что изображение «поет», тогда как в иконе Благовещенского собора эта певучесть только предугадывается, линии еще не обрели ту гибкость, плавность и свободу, которая делается столь характерной для искусства Москвы XV века.

Продолжение »

Иконы иконостаса Троице-Сергиевого Монастыря:

  1) Благовещение - стр 2 - стр 3
  2) Рождество Христово - стр 2 - стр 3 - стр 4
  3) Сретение Христово - стр 2 - стр 3 - стр 4
  4) Богоявление - стр 2 - стр 3
  5) Преображение Господне - стр 2 - стр 3
  6) Воскрешение Лазаря - стр 2 - стр 3 - стр 4
  7) Вход в Иерусалим - стр 2 - стр 3
  8) Омовение ног - стр 2 - стр 3 - стр 4 - стр 5 - стр 6 - стр 7 - стр 8
  9) Тайная вечеря - стр 2 - стр 3 - стр 4 - стр 5
10) Раздаяние хлеба - стр 2 - стр 3
11) Раздаяние вина - стр 2 - стр 3
11) Распятие - стр 2
12) Жены мироносицы у гроба - стр 2 - стр 3 - стр 4



Реклама:
»  poledance фото  ;
»  http://www.okna03.ru/ ремонт алюминиевых и алюмодеревянных окон.

"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet