Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Художественные направления и стили. Иконопись"

Глава четвертая - Обретения и потери. Вторая половина XVI-XIX века

  
Иоанн Предтеча
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Семен Спиридонов Холмогорец

Художник был родом из Холмогор, что и объясняет приставшее к нему прозвище. Большую часть жизни Семен Спиридонов (1642-1693/95) провел в Ярославле, который в XVII веке был вторым по величине городом России, уступая лишь Москве. Вероятно, не только богатство города привлекло в него Семена Холмогорца - Север России в это время находился под влиянием старообрядцев, не признававших новой иконописи, которой художник был научен. Известно, что его брат Василий был тоже живописцем. Писал Семен Холмогорец большие иконы для городских приходских церквей.
В августе 1677 года в качестве руководителя ярославской артели мастеров он по царскому указу едет в Москву для коллективной «тонкой работы»: иллюстрировать миниатюрами количеством 200 листов Евангелие для Алексея Михайловича. Несмотря на лестный отзыв о его таланте Симона Ушакова, в Москве он оставлен не был и возвратился в Ярославль. К середине XVII века ярославская школа иконописи становится общепризнанной. Ценят ее и в столице, работы ярославских мастеров приобретаются двором для вклада в Афонский монастырь, подарков Сирийскому патриарху, царю Грузии. В этом немалая заслуга Семена Холмогорца, лучшего мастера, гордости ярославской школы. Известно, что Холмого-рец писал большие образа для ярославских церквей Николая Мокрого, Богоявления, Иоанна Златоуста в Коровниках, вместе с братом Василием расписал придел Преображенского собора Соловецкого монастыря. Мир, представленный в работах Семена Спиридонова, поражает искусной красотой, в которой его современники видели достойный восхищения Божий промысел.

Семен Спиридонов. Илья Пророк. В 26 клеймах жития. 1678. Ярославский художественный музей
Эта икона признается лучшей во всей русской живописи второй половины XVII века. Написана она была в год выдвижения мастера на место царского жалованного изографа. В иконах Семена Холмогорца виртуозность техники «мелочного» письма, продолжающая традиции Строгановской школы, кажется, достигает предела возможностей. Каждую деталь иконописец выписывает со скрупулезностью, сопоставимой с умением лесковского Левши, подковавшего блоху. Предстоящий перед Богом-Саваофом пророк со свитком в руке дан в трехчетвертном повороте - излюбленном приеме иконописцев XVII века, позволяющем наиболее убедительно обозначить объемность фигуры. В холмистом пейзаже угадываются типично русские приметы.

Семен Спиридонов. Спас Вседержитель со сцепами деяний и страстей. 80-е гг. XVII в. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Величественный и торжественный образ Спасителя предположительно был написан для ярославской церкви Иоанна Богослова. Художник будто стремился не оставить на доске свободного места. Христа окружают коленопреклоненные женские фигуры, в одной из которых можно узнать плачущую грешницу, помазавшую миром ноги Иисуса и утершую их своими волосами в доме фарисея, что описано в Евангелии от Луки. У Его изголовья ангелы с орудиями «страстей». В многочисленных клеймах - затейливых и нарядных, выполненных в излюбленной художником гамме красных и зеленых тонов - подробная повесть о жизни и деяниях Спасителя. (Любопытно, что последнее клеймо, посвященное Воскресению, написано на новый, заимствованный из западной живописи сюжет Восстания Христа из гроба.) Огромный престол и подножие - поистине прекраснейший образец искусной орнаментальной росписи золотом.

Мастер иконного художества

Свое прозвище Никита Иванов получил по месту рождения - селу Павлово под Нижним Новгородом. Принятый в Оружейную палату в 1668 году как «жалованный мастер», он имел высокую профессиональную репутацию, подтвержденную отзывом Симона Ушакова: «Никита, иконного художества в письме мастер». Вместе с «первым царским изографом» он пишет иконы для церкви подмосковного села Алексеевского, «чинит» иконы в Успенском соборе Московского Кремля. У Павловца свой стиль, в причудливом узорочье которого улавливается лирическая «тонкостность чувств». Знакомство с «фрязью» уживалось в его творчестве с иконописными традициями, в их синтезе он искал и находил новые художественные возможности. Одухотворенность его образов внутренне сродни рублевским идеалам. После смерти художника в 1677 году его иконы долго служили своего рода эталоном совершенства в Оружейной палате.

Никита Павловец. Богоматерь Вертоград заключенный. Ок. 1670. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Аллегорический тип изображения Богоматери, отождествляемой с райским садом, складывается в период позднего Средневековья (мотив «вертограда огражденного» почерпнут из ветхозаветной Песни Песней). В сравнении с нарядно-яркими и информативно-насыщенными образами Семена Холмогорца, эта икона кажется простой. Она подкупает элегантной отточенностью вкуса, с которым ненарочито преподносится искусность исполнения. Композиция использует западные образцы - обращает на себя внимание перспективно написанная ограда сада, «картинный» прием обрамления изображения пышной, сложного профиля рамой. Геометрически-правильной разбивкой газонов и посадок рай отождествлен с регулярным парком-садом. Это было новшеством на Руси во второй половине XVII века, царевы сады в Измайлове, а затем и сады богатых бояр неизменно становились предметом восхищения. Начиная с XVII века характерная примета изображений Богоматери и Младенца - коронование их венцами как средство усиления репрезентативности образа, напоминание о небесных полномочиях Преблагой Владычицы. Такая аллегорическая атрибутика несомненно отображала и идеалы русского общества с его усиливающейся самодержавной властью. Художник внимательно изучил растущие в царевых садах иноземные диковины - тюльпаны и розы, а также выносные горшечные растения, прорастающие пышными букетами в двуручных вазонах. И нашел внутреннее соответствие стройной фигуры Богородицы и разреженно растущих цветов на тонких стебельках. В лирической проникновенности образа слышатся светлые ноты «духовной чистоты». Сдержанные тона живописи этого образа, не свойственные традиционной русской иконописной школе, создают в ограниченном и тонко разработанном цветовом диапазоне ощущение воздушности среды.   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet