Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Художественные направления и стили. Иконопись"

Вступление, продолжение

  
Иоанн Предтеча
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

В конце XV-XVI веков русская иконопись развивается в обстановке возрастающего значения проблем государственности и культуры. Это обуславливает повышенное внимание к идеологически ориентированному искусству, когда особенное значение приобретают отдельные «говорящие» детали хрестоматийных композиций. Вместе с тем возникает потребность в новых, более пространных формах выражения идей, отсюда - обращение иконописцев к аллегорическим темам, получившим на Руси название «приточных», т. е. иносказательных. Они были рассчитаны на образованную аудиторию - не всякий зритель самостоятельно мог уяснить смысл того или иного символического образа. Содержательная сторона иконописи стала предметом дебатов в среде церковных деятелей, таких, как Иосиф Волоцкий, Максим Грек, митрополит Даниил. Дьяк Иван Висковатый, выступивший против замысловатой символики новоявленных сюжетов, имевших западное, «фряжское» происхождение (от искаженного «франки»), за свои суждения поплатился жизнью.
Церковные иерархи были непререкаемыми авторитетами в оценке догматически содержательной стороны творений иконописцев. Нередко они сами, имея художественные навыки, участвовали в написании и поновлении святых образов. Литературные источники упоминают в этой связи митрополитов Варлаама, Афанасия, Симона, Петра, Макария. Назревшие в жизни вопросы вероучения, в том числе касающиеся иконописания, решал общероссийский Стоглавый собор 1551 года. Новые, нетрадиционные сюжеты в живописи его постановлениями были узаконены. Собор положительно решил также вопрос о возможности изображения в живописи еще живущих людей, не имеющих чина святости. Любопытно, что предметом обсуждения на Соборе стала сама личность иконописца. Это красноречиво свидетельствует о повысившемся внимании общества к художественному ремеслу. От мастера требовалось образцовое нравственное поведение, ибо творцу святыни не подобает являть греховность. Контроль за художественным качеством живописи Собор отдал в ведение епископов. Практика надзирания со стороны богословов за иконописью породила авторскую икону, которая имела подпись «благонадежного и умелого» мастера или знак мастерской, что было гарантией качества. В XVI-XVII веках икона фигурирует как распространенная форма ценного подношения и пожертвования знати в монастыри, церкви. Особой щедростью отличались вклады Годуновых в Ипатьевский монастырь. Наглядным признаком ценности иконы стал изобильный декор: резные золоченые рамы, серебряные оклады, ризы. Поражающие разнообразием ювелирной техники, богато украшенные каменьями, ризы порой закрывали живопись. Модное поветрие влияло и на непритязательных заказчиков, которые предпочитали иконы с декоративным убранством, довольствуясь при этом недорогими материалами.

Со второй половины XVI века в иконных композициях обнаруживается стремление к многословной иллюстративности, к изощренности живописного языка, «услаждающей зрение». Духовное видение человека словно притупляется, чтобы уступить место земному, чувственному. Эти новшества стали прелюдией процесса обмирщения русской религиозной живописи. Характерным выражением его служат многочисленные и миниатюрные иконы-складни, произведения в большей степени декоративные, чем молельные. Они представляли собой походный иконостас в удобном для путника «карманном» формате. Разнообразие их форм определялось вкусами заказчиков. Следующим шагом секуляризации иконописи стало появление в конце XVI века парсуны (искажение, перенесенного из латинского языка в русский термина persona, «личность»). Этот жанр, сугубо элитарный, был распространен в основном в придворных кругах. Парсуна первоначально клалась на гроб внутри саркофага и не предназначалась для публичного показа. Она воспринималась как молельный - Христу Спасителю - образ умершего. Характер и техника ее исполнения ничем не отличались от иконных образов, но смысл был принципиально иным: в единоличном изображении представал жаждущий Божьего прощения обычный грешный человек. Самая ранняя из сохранившихся парсун - «портрет» первого русского царя Ивана Грозного. В русской культуре XVII века перемены в иконописи, как и искусстве в целом, еще более динамичны. За годы Смутного времени, отмеченного природными и социальными катаклизмами и иноземными нашествиями, православие не утрачивает своего универсального значения как цельной мировоззренческой системы. В то же время все более тесные связи с ближними европейскими государствами проявляются в растущем интересе к позднеготическому и ренессансному искусству Западной Европы, доступному на Руси в основном в виде гравюры. Разработанные там библейские сюжеты и мотивы заимствовались и переводились русскими мастерами на иконописный язык православных образов.
Иконопись конца XVI - первой половины XVII века в соответствии со вкусами заказчика разнообразится новыми направлениями - «строгановское письмо», «школа царских иконописцев», «годуновская школа», хотя их исполнителями часто были одни и те же мастера. Особым спросом пользовались образы «мелочного письма» - миниатюры так называемых строгановских мастеров (по имени знаменитой династии купцов, главных заказчиков этих изысканных образов). Около 1620 года в Москве был создан Иконный приказ с Иконной палатой, которая позднее перейдет в ведомство Оружейной палаты. Здесь, опекаемые царским двором, работали самые известные мастера, собранные со всей России.   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet