Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Художественные направления и стили. Иконопись"

Глава четвертая - Обретения и потери. Вторая половина XVI-XIX века

  
Иоанн Предтеча
  

    Содержание:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Славный царский изограф

Признанный авторитет Симона Федоровича Ушакова (1626-1686) был подтвержден его высокой должностью руководителя иконописной мастерской, которая в 1640-х годах после расформирования Иконного приказа перешла в ведомство Оружейной палаты. Он успешно освоил «фряжскую премудрость», ориентируясь преимущественно на итальянскую живопись Возрождения. Учиться этому он мог здесь же, в Оружейной палате, где в третьей четверти XVII века работало более 50 иноземных художников. На протяжении почти четверти века Ушакову приходилось заниматься, помимо росписей дворцов и храмов и писания икон, и, говоря нынешними словами, сугубо административной, бухгалтерской и теоретической («Алфавит художеств», «Слово об иконописании») работой. Его труды оплачивались достойно, что было немаловажно для «славного царского изографа», имевшего семью. Кроме того, ему первому из иконописцев было пожаловано дворянское звание.

Симон Ушаков. Спас Нерукотворный. 1674. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Образ Спасителя создавался художником много раз, и в каждом он добивался передачи сложных эмоциональных состояний Христа - благожелательности и грусти, проницательности и доброты. Верность природе для Ушакова - критерий высокого искусства, недаром в своем «Слове об иконописании» живопись он уподобил зеркалу. В этой работе сама манера письма лика отталкивается от реальной игры светотени. Ушаков много работает над техникой живописи, усложняя способы нанесения «плави», чтобы добиться психологически точной передачи настроения. Но иконописец не отказывается и от традиционных «движков» и высветлений.

Симон Ушаков. Богоматерь Киккская. 1668. Государственная Третьяковская галерея, Москва
В этом образе из церкви Григория Неокессарийского в Москве обращает на себя внимание необычный облик персонажей, их позы, одежды. Ушаков списывал его с известной иконы конца XI - начала XII века из монастыря, стоявшего на горе Киккос острова Кипр. Светотеневая моделировка объемов говорит о влиянии итальянской проторенессансной живописи, уроки которой осваивал русский иконописец. Изображение представляет так называемый тип «взыграния»: Младенец, раскинувшись в сложном развороте, резвится на руках Богоматери, печалящейся о будущих страданиях Сына. Все надписи в иконе, за исключением мелких сопроводительных, сохраняют греческое написание. Ушаков изменил композицию прообраза на зеркальную, переместив Младенца на правую руку Богоматери. Преувеличенная светотеневая пластика тела, неяркие нежные краски одежд, отделанных мелким цветочным узорочьем, необычны для русской иконописи. На обороте иконы «Богоматерь Киккская» Симон Ушаков обозначил свое настоящее имя: Пимин Федоров.

Древо Московского государства

Несмотря на заявку «реализма», иконы Ушакова, как и других иконописцев этого времени, все же не стали картинами по типу западноевропейских. Их европейские заимствования в моделировании объема были частичными, доходившими до определенных границ, у рубежа которых русская иконопись останавливалась. Художник высочайшего класса, Ушаков до конца дней своих трудился не покладая рук: расписывал храмы и дворцы, неоднократно в честь тезоименитых святых государевой семьи выполнял иконные образы, а в 1669 году - парсуну царя Алексея Михайловича для Иерусалимского патриарха Паисия, много икон для храмов Москвы и других городов. В числе его произведений - иконы для Новодевичьего и Донского монастырей (1683 год). Заваленный работой, он часто прибегал к повторам, к использованию готовых схем. Знаковой работой художника стала большая икона «Богоматерь Владимирская» с ее ясно выраженным пафосом прославления союза самодержавия и церкви.

Симон Ушаков. Богоматерь Владимирская, или Насаждение древа государства Российского. Фрагмент
У древа - князь Иван Калита и митрополит Петр, они насаждают и заботливо поливают растение. В период княжения Ивана Калиты митрополия была перенесена из Владимира в Москву (1326 год), что придало стольному граду статус духовного центра Руси. Процветание державного града демонстрирует развернутая панорама Московского Кремля с центральным Успенским собором. Он изображен в современном художнику виде, но известно, что первый храм на этом месте построил Иван Калита, который, как митрополит Петр, был в нем и погребен.

Симон Ушаков. Богоматерь Владимирская, или Насаждение древа государства Российского. 1668. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Образ был написан для Троицкой церкви усадьбы Никитниковых, рядом с которой проживал художник. Первое название явно не исчерпывает содержания иконы. Лик Владимирской Богоматери помещен в центр композиции, напоминая о ее роли патронессы как Москвы, так и всего государства. Именно последнее - главное «действующее лицо» образа. Оно представлено в виде ветвистого древа, прорастающего «плодами» трудов известных святых, митрополитов и первого царя из рода Романовых, изображенных в медальонах, по десять с каждой стороны. Ушаков использует известный сюжет «Древа Иессева», посвященный генеалогии Христа и введенный в практику монументальной росписи Феофаном Греком. В верхней части иконы Христос передает ангелам золотистый покров - знак особого благоволения к Руси. Надпись, представляющая текст псалма: «Господи, призри с небеси и виждь, и посети виноград сей и соверши, его же насади десница твоя», - подтверждает смысл изображения. Художник проявляет замечательный композиционный дар рассказчика, мерно и ясно излагая повествование. Сплошное «ковровое» заполнение поверхности иконы придает ей декоративную зрелищность, так высоко ценимую новыми заказчиками.   Продолжение »


"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet