Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


Сычев Николай Петрович. "Троица" Рублева.

  
Святая Троица
  

Изучая искусство Андрея Рублева, многие ученые уделяют видное место школе великого художника, а также вопросу о влиянии его искусства на характер московской живописи в целом. Еще в 1926 году И.Э.Грабарь высказал верную мысль о том, что "властный гипноз" Рублева давал о себе знать на протяжении всего XV века. Именно с этой цитаты из исследования И.Э.Грабаря о Рублеве начинается содержательный отрывок о рублевской "Троице" из работы Н.П.Сычева об иконе на аналогичный сюжет, которую написал другой знаменитый художник - Симон Ушаков. Может показаться странным, что Н.П.Сычев пишет о шедевре Рублева там, где речь идет об искусстве совсем другой эпохи и стиля. Но в действительности его отклонение от главной темы имеет свои причины. Отчасти оно продиктовано полемикой с теми исследователями, которые распространяют тезис И.Э.Грабаря далеко за XV век и видят влияние Рублева даже в творчестве Ушакова. Отчасти же Н.П.Сычева привлекала возможность сопоставить два произведения на одинаковую тему и тем самым лучше оттенить уникальность композиции и колорита "Троицы" Рублева. Он первым дал глубокий анализ композиционной основы "Троицы", где в диалектическом единстве присутствуют две разные геометрические фигуры: восьмигранник и круг. Пересматривая различные изображения Троицы от IV до XIX века включительно, собранные в конце антологии, легко заметить, что икона Рублева и в самом деле занимает особое место: она сияет как алмаз даже там, где мы видим другие выдающиеся произведения на тему Троицы.
Николай Петрович Сычев (1883-1964)-историк искусства, музейщик, реставратор, художник и преподаватель. Ученик Д.В.Айналова, работавший также с Н.Я.Марром и Н.П.Кондаковым, он получил хорошую школу. Но его знания сочетались еще и с талантом организатора, что давало плодотворные результаты там, где начиналось новое и сложное дело. А Н.П.Сычев был охотником до новых начинаний, новых идей, новых направлений в науке. О необходимости Н.П.Сычева и о доверии к нему в такого рода обстоятельствах свидетельствует, например, то, что в 1921 году, когда потребовалась реорганизация дореволюционных музеев, общей конференцией петроградских научных и художественных учреждений Н.П.Сычев был избран на пятилетний срок директором Государственного Русского музея. При участии Н.П.Сычева были намного увеличены фонды художественного отдела Русского музея, разработаны новые постоянные экспозиции и выставки, выпущены капитальные научные сборники и монографии. Приходится удивляться, что Н.П.Сычев находил время и для самостоятельной творческой работы. Именно в эти годы написана статья, из которой мы выбрали отрывок о "Троицах" Андрея Рублева и Симона Ушакова.
В 1934 году Н.П.Сычев, как и многие ленинградцы, был отстранен от активной научной и художественной жизни, и вся его последующая, более поздняя, биография связана уже с Владимиром и Москвой, где он и его единомышленники-ученики вели реставрацию памятников архитектуры и монументальной живописи XII - XVI веков. С реставрационными находками связаны и его последние научные публикации. Талант Н.П.Сычева многое обещал еще в годы студенчества, но по независящим от ученого причинам его планы реализовались далеко не полностью. Будущий биограф Н.П.Сычева столкнется, по существу, с личной и общественной драмой целого поколения. Пока же литература о Н.П.Сычеве ограничивается краткой посмертной заметкой В.Н.Лазарева (Николай Петрович Сычев.- Византийский временник, XXVI. М., 1965, с. 291-292) и не менее краткой биографической справкой С.В.Ямщикова (в кн.: Сычев Н.П. Избранные труды. М., Советский художник, 1977, с. 11 - 14).

"Московская живопись, - замечает И.Э.Грабарь,- на всем протяжении XV века не могла уйти из-под властного гипноза рублевского искусства, являя в своем развитии непрерывную цепь тех же мыслей, чувств и форм". Необходимы были большие культурно-исторические сдвиги, чтобы ослабить силу действия этого гипноза, и поэтому вопрос об устойчивости этого гипноза в эпоху Ушакова не лишен известного значения. Действительно, покорился ли силе его действия тянувшийся по родовым связям к старине Ушаков и сохранились ли в его художественном миросозерцании стремления к "невещественному и божественному свету", которыми, как говорит преподобный Иосиф Волоколамский, характеризуя художественные настроения Рублева, всегда был одержим этот "пресловущий" иконописец? Сравним, для того чтобы получить ответ на эти вопросы, произведения того и другого художника.
Помещенная в прямоугольном обрамлении композиция Рублева... кажется вписанной в невидимый, мыслимый круг. Круг этот не является в общем замысле композиции элементом пассивным, по трафарету взятым из предшествующих композиционных исканий византийских и русских художников. Наоборот, положенный в основу построения композиции, он приобрел значение главнейшего момента, подчиняющего себе все части композиции настолько, что ни одна из них, даже мелкая деталь, не может быть признана случайной, выпадающей из общего композиционного замысла. Для того, чтобы построенная по круговому началу композиция не приобрела характера расплывчатости, художник обрамляет мыслимый круг мыслимыми же секущими прямыми, делящими общую прямоугольную плоскость иконы и замыкающими мыслимый круг в мыслимый же восьмигранник. Грани этого последнего, служа направляющими при построении форм подножий ангелов, здания и горки на фоне, придают вместе с тем центральному круговому началу особую сосредоточенность. Гармонируя с центральным мыслимым кругом, реальные круги нимбов, округлые формы крыльев и элементы круга, положенные в основу построения фигур ангелов, сообщают общей композиции динамизм движения линейных форм, ритмически сдерживаемый внутренними цезурами - прямыми горизонтальными, вертикальными линиями трапезы, мерил и складок драпировок ангелов. Ритмическое сочетание движущих кривых и прямых в линейных формах композиции уравновешивает начала движения, придавая им характер спокойствия и мягкости, но не расплывчатости и вялости. Это сочетание направляющих линий уже само по себе подчиняет зрителя и дает ему представление о графически разрешаемой художником проблеме пространства на плоскости. Эта же проблема разрешается художником и в цветовом отношении. Рублев мыслит цветовыми силуэтами, построенными в строго композиционных формах. На его иконе нет ни одного цветового пятна, положенного случайно и стоящего вне проблемы цветовой композиции. Цветовой силуэт является в руках художника новой движущей силой. Располагая на плоскости композиционно оформленные цветовые силуэты различного напряжения, Рублев заставляет их удаляться и приближаться, создавать представление пространства, но не нарушать общего представления о плоскости.
Продолжение этой статьи »


Список статей о "Троице" Рублева:

1) Муратов П.П.
2) Пунин Н.Н.
3) Трубецкой Е.Н.
4) Флоренский П.А.
5) Олсуфьев Ю.А. - стр.2
6) Щепкин В.Н. - стр.2 - стр.3
7) Щекотов Н.М. - стр.2 - стр.3 - стр.4
8) Тарабукин Н.М. - стр.2
9) Грабарь И.Э. - стр.2
10) Сычев Н.П. - стр.2
11) Малицкий Н.В.
12) Пуришев Б.И. - стр.2
13) Василенко В.М.
14) Успенский Л.А.
15) Голубцов В.А. - стр.2
16) Демина Н.А. - стр.2 - стр.3
17) Лазарев В.Н. - стр.2 - стр.3 - стр.4
18) Алпатов М.В. - стр.2 - стр.3 - стр.4 - стр.5
19) Дунаев Г.С.
20) Ильин М.А.
21) Ветелев А.А. - стр.2 - стр.3




Реклама:
»  Агентство недвижимости "МЕТРЫ" - купить новостройку, продажа квартир.

"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet