Андрей Рублев - на главную

Биография

Мир Рублева

Произведения

Эпоха Рублева

Святая Троица

Круг Рублева

Хронология

Карта сайта

Антология

Иконостас




     


"Древнерусская иконопись". Из книги В.Шумкова

3. Как работали древнерусские художники

  
Архангел Гавриил
  

   Шумков В.  Иконопись

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

В Древней Руси не было особых школ, где учили бы сначала всем секретам мастерства, а лишь затем "выпускали" на самостоятельную дорогу творчества. Учились, поступая если не с детства, то с молодых лет в "дружину" иконников. "Дружина" - древнее слово для обозначения группы работавших вместе художников и их учеников, - в письменных документах встречается уже в XIV веке. Поступившим в нее сразу же давалась работа, сначала самая простая, не требовавшая особых навыков. Постепенно ученик овладевал всеми стадиями мастерства - от приготовления доски и растирания красок до самых высот композиции и колористики. Со временем он мог стать самостоятельным мастером в своей или иной "дружине" и принять к себе учеников.
Большое внимание уделялось взаимоотношениям учителя-мастера и ученика. В том же "Стоглаве" читается удивительное правило: самым тяжелым преступлением - "смертным грехом" - считалось, если учитель таит от ученика что-либо из своих знаний или скроет талант ученика, станет из зависти к его дару преуменьшать, унижать его. Это золотое правило давало возможность каждому новому поколению художников получить в наследство все достижения прошлого и одновременно внести свое - плод собственного опыта и поиска. В идеале отношения в "дружине" мыслились как семейные. Молодежь уважала старших, благодарно перенимая их умение, старшие заботливо готовили себе смену. Бывали "дружины", связанные узами родства. Так, великий русский художник XV века Дионисий работал с двумя сыновьями.
До XVII века отбор художников, которым разрешали творить самостоятельно, был весьма строгим. Претендующий на звание мастера приносил на суд сведущих лиц свое произведение. Если оно оказывалось не "на высоте", в праве быть художником ему отказывалось. Тут, очевидно, случались и трагедии, рушились мечты и планы. Перед неудачниками вставал вопрос, чем заниматься дальше, как прокормить себя и, быть может, многочисленную семью. Но интересы искусства ставились выше. В "Стоглаве" даже предусмотрено такое положение, когда отвергнутые оправдывались материальной зависимостью от своего, пусть и невысокого, но все же ремесла: "Тем (то есть живописью) мы живем и питаемся". На это предлагался вполне резонный ответ в том смысле, что есть много других профессий для пропитания и вовсе не всем обязательно становиться художником: "Такому им речению не внимати, понеже не всем человекам иконописцами быти, многие и различные рукодельства дарованы... ими же человеку пре-питатися и живым быти, и кроме иконного письма". Тем, кто продолжал работать на недолжном уровне, грозило уголовное наказание - "которые не престанут от такового дела, таковые царскою грозой накажутся и да судятся...".
Без сомнения, высокое качество живописи достигалось прежде всего серьезной многолетней работой в "дружине", но и суровые правила там, где они выполнялись, тоже давали положительный результат.
Работа по созданию иконы начиналась с заготовления и обработки доски, служившей основой для живописи. В дело чаще всего употреблялись липовые доски, достаточно прочные, но мягкие, легко поддающиеся обработке. В местах, где липа не встречается, особенно на Севере, ее заменяла сосна. Реже выбирали дуб, ель. Для небольших по размеру произведений любили вытесывать доски из березы. Древесина тщательно высушивалась. Для больших вещей соединяли с помощью клея несколько досок. Соединения на тыльной стороне укреплялись дубовыми штырями - "гвоздями", или в качестве креплений врезались бруски дерева - "шпонки".
Лицевая сторона доски выдалбливалась так, что по краям шли "поля", как бы рама будущего произведения, а плоскость, на которой художнику предстояло писать изображение, оказывалась в глубине. Такое углубление называлось "ковчегом". Всю поверхность лицевой стороны пропитывали горячим клеем, который варился из пузырей рыб осетровых пород. На еще не остывший клей накладывался плат из плотного холста - "паволока".
Пока холст просыхал, из мела, истолченного в порошок и тщательно просеянного, приготовлялся грунт. Мел размешивали в водном растворе клея, и раствор грунта наносился широкой кистью на "паволоку" в несколько приемов с перерывами для просушки. Белый грунт носил название "левкас", от греческого слова "леукос" - белый. Его поверхность напоминала штукатурку.  Продолжение »


Реклама:
»  ролевые костюмы  ;
»  фонари сигнальные

"Андрей Рублев", 2006-2016, me(a)andrey-rublev.ru

LiveInternet